Новейшее времяАВГУСТ-1942

С 1917 года до нашего времени
Ответить Пред. темаСлед. тема
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 334
Зарегистрирован: 18.10.2019
Откуда: Moscow
 АВГУСТ-1942

Сообщение Gosha »

«Боевые действия на центральном участке советско-германского фронта в течении 70 лет не привлекали особого внимания. По сути сколько-то заметные военно-исторические исследования, касающиеся операций на данном направлении, в Советском Союзе и Российской Федерации даже сейчас почти полностью замыкаются на две стратегические операции – «Битву за Москву» (январь 1941–март 1942 г.) и «Операцию Багратион» (июнь–август 1944 г.), между которым лежит малоосвещенный провал длиной более двух лет».

Ржевская наступательная операция августа 1942 года оказалась одной из таких «забытых» операций, несмотря на то что именно о ней Александр Твардовский написал свое знаменитое стихотворение «Я убит подо Ржевом». Точнее, не несмотря, а именно поэтому. По тем же причинам, по которым родилось это бессмертное стихотворение.

К 30.07.1942 г. в составе армии находилось пятнадцать стрелковых и мотострелковых дивизий, четыре стрелковых и девять танковых бригад, мотоциклетный, танковый, минометный, три гвардейских минометных (реактивных), три истребительно-противотанковых и шесть артиллерийских полков, а также двенадцать гвардейских минометных дивизионов. Восемь стрелковых (16-я Гв.; 52-я; 78-я; 111-я; 139-я; 183-я; 220-я; 379-я) и 2-я Гв. мотострелковая дивизия, три стрелковых (114-я; 132-я; 136-я) и восемь танковых бригад (28-я; 35-я; 143-я; 236-я; 238-я; 240-я; 255-я; 256-я), шесть полков гаубичной и пушечной артиллерии РГК (342-й; 542-й; 545-й; 644-й; 646-й; 1165-й), три ИПТАПа (301-й; 437-й; 758-й), три полка реактивных минометов (40-й; 61-й; 171-й) и десять гвардейских минометных дивизионов из них готовились взломать оборону противника на 12-км полосе Ново-Семеновское – Дежевка – Плотниково, где оборонялись части 87-й и 256-й пехотных дивизий противника (185-й; 187-й; 481-й и 476-й пехотные полки), имевшие во втором эшелоне части 6-й ПД.

Несмотря на начавшийся ночью 29 июля проливной дождь, наступление началось по плану, в 6.30 ч. 30.07.1942 г. советская артиллерия открыла огонь. В 8.00 с залпом десяти дивизионов реактивных минометов дивизии первого эшелона 30-й Армии поднялись в атаку.
Благодаря достигнутой тактической внезапности, чудовищному превосходству в силах в полосе прорыва, хорошо разведанной системе обороны противника и неплохой организации артиллерийской подготовки первый день наступления, несмотря на потери советских войск, местами идущих в атаку по колено в воде из-за непрекращающегося дождя, увенчался успехом. Оборона противника на стыке 87-й и 256-й пехотных дивизий в буквальном смысле рассыпалась.

К исходу дня оборона противника была прорвана на фронте в девять и в глубину в шесть километров, оказалось захвачено 68 пулеметов и 45 артиллерийских орудий.

Понесшие серьезные потери полки 87-й ПД были отброшены влево, положив начало образованию Коростелевского плацдарма; правую половину вклинения пришлось оборонять 481-му пехотному полку. Удержать позиции в полосе главного удара удалось только 476-му ПП, атаки 220-й и 183-й стрелковых дивизий были отбиты, их подразделения откатились на исходные позиции. Этот немецкий успех стал первой ласточкой пробуксовки операции.

Слишком высокие темпы продвижения стрелковых частей 30-й Армии в полосе прорыва привели к отрыву от основной массы танков, застрявших в грязи, и, что еще более важно, внесли непередаваемый хаос в организацию взаимодействия с артиллерией, причем не только приданной, но и своей, дивизионной.

Вопреки распространенному мнению, в данный период советская артиллерия, и до войны не блиставшая высокой средней выучкой своего комсостава, в результате перманентной мобилизации и чудовищных потерь 1941 года справлялась с своими обязанностями очень посредственно. В первую очередь при ведении огня с закрытых огневых позиций.

Если в процессе артиллерийской подготовки по оборонительным полосам противника большинство недостатков при наличии на это времени еще удавалось нейтрализовывать, то поддержка наступающих частей, развивающих наступление в глубине прорыва, очень быстро сходила на нет и, по сути, сводилась только к ведению огня по площадям и прямой наводке. Впрочем, помимо организационных недостатков в применении корректировочных групп и использования их информации, хватало и проблем с материальной частью, достаточно сказать, что переносные радиостанции благодаря ненадежности и недостатку квалифицированных радистов в полковой и дивизионной артиллерии фактически не использовались.

После удачного вклинения в немецкую оборону генерал-лейтенантом Лелюшенко были приняты меры по его расширению, во избежание характерного немецкого подсечения клина ударом с флангов с окружением наступающей группировки, однако больших успехов войскам армии добиться не удалось. Внезапность была потеряна, артиллерия действовала неэффективно, танки на ставшей труднопроходимой местности применялись мелкими группами и, главное, низкая выучка бойцов стрелковых подразделений, помноженная на невысокую квалификацию командиров дивизионного звена, позволили немецкому командованию перехватить боевую инициативу.

Потеря темпов операции при расширении полосы прорыва стала для операции роковой, к 7 августа наступление в первой его фазе выдохлось, требовалось взять оперативную передышку. Прямая дорога к Ржеву тем временем была закрыта подтянутыми под Полунино двумя полками 6-й пехотной дивизии.

II фаза операции началась в 5.50 10.08.1942 г. Упорнейший бой на левом фланге продолжался непрерывно трое суток, пока к 16.00 12.08.1942 г. на участке Бельково – Харино – Теленково немецкая оборона не была «прогрызена», данные деревни превращенные в опорные пункты не были взяты и «группа развития успеха» в составе 28-й и 240-й танковых бригад, усиленных 758-м ИПТАП, не начала развивать наступление в юго-западном направлении, увлекая за собой пехоту.

С 14 августа к операции подключились соединения 29-й Армии, совместно с которыми к 21.00 21.08.1942 г. 139-я, 220-я, 371-я и 374-я СД, а также 114-я и 136-я ОСБР вышли к берегу Волги на фронте Голышкино – Варакино и там закрепились. Попытка форсировать реку с ходу не удалась.
На правом фланге армии обстановка складывалась гораздо сложнее. Дивизии правофланговой группы войск с минимальными результатами истекли кровью на Полунинском рубеже, к 22-му числу с огромным трудом выйдя на рубеж: лес северо-восточнее города Ржев – восточная окраина военного городка – северный берег р. Волга, после чего была взята очередная оперативная пауза перед III этапом операции.

О потерях дивизий правофланговой группы войск 30-й Армии в данный период красноречиво говорит следующее: к вечеру 15.08.1942 г. в 431-м стрелковом полку 54-й СД, насчитывавшей на 30 июля 11 302 человека списочного состава, осталось 9 (девять) «активных штыков». То есть, стрелковые подразделения данной дивизии к данной дате были выбиты полностью.

Начавшаяся 24 августа III фаза операции развивалась удачнее. К исходу 26 числа Армия овладела рядом населенных пунктов, а 16-я Гв.СД, усиленная 35-й ТБР, вышла на северный берег Волги, перерезав тракт Старое и Новое Коростелево – Ржев и заперев части 87-й пехотной дивизии на Коростелевском плацдарме, который 39-й Армии пришлось ликвидировать в следующем месяце. Одновременно под ударами 52-й, 78-й и недавно переданной в состав армии 359-й стрелковых дивизий пал Полунинский узел сопротивления противника. Части 2-й Гв.МСД, 375-й и 220-й стрелковых дивизий завязали бой по овладению северо-восточными окраинами города Ржев. Утром 28 августа 16-я гвардейская и 379-я стрелковая дивизии форсировали Волгу, зацепились за южный берег в районе Знаменского, дав начало кровавой истории Знаменского плацдарма, ничуть не менее мрачной, чем у Невского пятачка, но гораздо менее известной.

К 30 августа силы Армии истощились окончательно, и III фаза операции фактически завершилась. За месяц исключительно кровавых и тяжелых боев войсками 30-й Армии было освобождено до 75 населенных пунктов, продвижение армии на фронте в 24 километра достигло 8 км по правому ее флангу и 15 км по левому. Потерянные вследствие разгромов 1941 года территории возвращались непросто.

По оценкам штаба армии в операции было убито и ранено до 150 000 немецких военнослужащих. 6-я, 87-я и 256-я пехотные дивизии были объявлены разгромленными, 102-я, 129-я, 251-я и 328-я ПД – понесшими большие потери. Цифры потерь противника в людях были завышены по меньшей мере в пять раз на самом деле Вермахт за август 1942 года потеря 28 589 солдат и офицеров.

Сама 30-я Армия, по данным штаба, потеряла в ходе операции 83 075 командиров и красноармейцев – это почти 64% её личного состава в строю оставалось 47 265 человек.

Бои за город Ржев продолжались еще полгода…

Отправлено спустя 5 минут 14 секунд:
Изображение
Находчивый значит опытный.

Сотни тысяч бойцов Вермахта и Красной Армии в 1942-1943 годах остались лежать в «безымянных болотах» Тверской и Смоленской областей. Битву подо Ржевом недаром называли «мясорубкой». По современным оценкам, количество убитых красноармейцев составило от 600 тысяч до 1 миллиона человек. Поскольку похвастаться советскому командованию было нечем, эту битву долгие годы не упоминали в учебниках истории. Какие же факты позволяли впоследствии писателю Виктору Астафьеву утверждать, что в тех боях русские «завалили противника трупами»?

Ели мертвечину

Сталин поставил перед Красной Армией задачу выбить войска немецкой группы армий «Центр» с хорошо оборудованного плацдарма в непосредственной близости от столицы СССР. Однако операции были спланированы плохо. Помимо решения боевых задач, русским солдатам приходилось бороться с голодом и холодом.

Например, во время Ржевско-Вяземской наступательной операции в феврале 1942 года к западу от Ржева попала в немецкое окружение группировка генерала Швецова. Прорываться к своим удавалось с большими трудностями. Медсестра 449-го медико-санитарного батальона Захарова, принимавшая вышедших из окружения, вспоминала, что почти все поступали с ранениями и обморожениями.

Особенно тяжело пришлось группам, скрывавшимся в лесу. По словам замполита одной из рот 1211 стрелкового полка Ширяева, чтобы не выдать своё местонахождение, бойцы не разжигали огонь. Красноармейцам приходилось грызть замороженное мясо погибших лошадей, заедая его древесной корой.

В марте в частях 33-й армии, которые всё ещё не могли вырваться из «котла», начались голодные смерти.


- Питание состоит из небольшого количества разваренной ржи и конины. Соли, жиров и сахара совершенно нет.<...> В ночь на 15 марта умерли от истощения два бойца, - докладывал в центр начальник особого отдела НКВД Западного фронта.

В итоге остатки окружённых войск были уничтожены противником.

Долины смерти

Бои были настолько интенсивными, что погибших солдат зачастую никто не хоронил. Так называемые «долины смерти» в окрестностях Ржева, которых стало особенно много при Ржевско-Сычевском наступлении летом 1942 года, представляли собой поля, усеянные гниющими телами. Порой солдатам приходилось буквально ползти по распухшим трупами сослуживцев, кишащим червями.

«Разрыв снаряда загоняет тебя под трупы, почва содрогается, трупы сваливаются на тебя, осыпая червями, в лицо бьёт фонтан тлетворной вони», — описывал в мемуарах ужас происходящего участник боёв Петр Михнин.

Приказы наступать звучали и тогда, когда у Красной Армии не хватало боеприпасов и авиации. Писатель-фронтовик Вячеслав Кондратьев вспоминал, что пехотинцам приходилось идти вперёд без артиллерийской поддержки. Пулемётные очереди немцев выкашивали целые роты красноармейцев. Кроме того, оборонявшиеся обстреливали атакующих из миномётов и бомбили их с самолётов. Звенья немецких бомбардировщиков не встречали сопротивления истребителей.

Случалось и так, что советская артиллерия работала впустую, неверно вычислив расположение огневых точек врага.

«До высоты осталось метров триста, мы уже одолели больше половины пути!.. И тут подают голос немецкие траншеи. Усиливающийся с каждой минутой губительный огонь враз оглушает всех атакующих пулеметным шквалом», — рассказывал о своём первом бое 24 августа участник наступления Борис Горбачевский в книге «Ржевская мясорубка».

По его словам, русские солдаты бессильно выкрикивали проклятия в адрес собственного командования: «Что вы с нами сделали?! Гоните как скотину на пулемёты!»

Между тем, полководец Георгий Жуков неудачи наступательных операций подо Ржевом объяснял исключительно тем, что советское командование недооценило сложный рельеф территории. По его словам, фашисты укрывались за обратными скатами высот и в оврагах, и их было сложно атаковать.

Разрушение Ржева и гибель населения

В начале 1943 года Ржевско-Вяземский выступ был ликвидирован, однако не в ходе боя. Солдаты Вермахта целенаправленно отступили на заранее приготовленные позиции, «срезав» тем самым участок фронта. Известно, что Адольф Гитлер лично слушал по телефону звуки взрыва моста через Волгу в Ржеве. Вопреки причитаниям геббельсовского ведомства, потеря города не стала для немцев равносильна «потере половины Берлина».

Освободившие Ржев 3 марта после 17-месячной оккупации советские войска увидели «кратерный пейзаж» (выражение немецкого генерала Хорста Гроссмана). Сумму ущерба, нанесенного городу, государственная комиссия впоследствии оценила в 1,5 миллиарда рублей. Почти все из 20 тысяч жителей, не успевших эвакуироваться из Ржева, погибли. В живых осталось лишь 150 человек.

Отправлено спустя 2 минуты 25 секунд:
8 января — 20 апреля 1942 года была проведена Ржевско-Вяземская операция — наступление войск Калининского фронта под командованием генерал-полковника И. С. Конева и Западного фронтов под началом генерала армии Г. К. Жукова, проведённая при содействии Северо-Западного и Брянского фронтов. Это было продолжение стратегической битвы за Москву. Советские войска отбросили противника на западном направлении на 80 — 250 км, завершили освобождение Московской и Тульской областей, освободили многие районы Калининской и Смоленской областей. Результатом операции стало образование ржевско-вяземского выступа.

Ржевско-Вяземский выступ имел до 160 км в глубину и до 200 км по фронту (у основания). Немецкое командование рассматривало этот выступ как стратегический плацдарм для наступления на Москву. Здесь было кратчайшее направление на Москву — от линии фронта до Москвы по прямой около 150 км. Зимой 1942 — 1943 года на этом участке было сосредоточено около 2⁄3 войск группы армий «Центр». Понятно, что советское командование пыталось всеми силами уничтожить острие, направленное на столицу СССР. Против плацдарма действовали основные силы Калининского и Западного фронтов. Советское командование провело последовательно несколько операций с целью его ликвидации, что разгромить и отбросить войска группы армий «Центр» дальше от Москвы.

30 июля — 1 октября 1942 года состоялась Первая Ржевско-Сычёвская операция (или Второе сражение за Ржев). Наши войска наступали с целью разгрома немецкой 9-й армии под началом генерала В. Моделя, оборонявшейся на ржевско-вяземском выступе, и ликвидации вражеского плацдарма. В ходе операции советские войска продвинулись на запад на 40 — 45 километров, но поставленных целей не достигли.
Изображение
Стоит отметить, что по накалу, ярости и потерям на ржевском направлении очевидцами с обеих сторон сравнивались с боями в Сталинграде. По воспоминаниям советского военного корреспондента И. Г. Эренбурга: «Мне не удалось побывать у Сталинграда… Но Ржева я не забуду. Может быть, были наступления, стоившие больше человеческих жизней, но не было, кажется, другого, столь печального — неделями шли бои за пять-шесть обломанных деревьев, за стенку разбитого дома да крохотный бугорок…».

Немецкий военный журналист Ю. Шуддекопф в октябре 1942 года в статье «Засов Ржев» писал: «В двух местах достигло Волги немецкое наступление на Востоке: у стен Сталинграда и у Ржева… То, что разворачивается у Сталинграда происходит в меньших масштабах у Ржева уже почти год. Почти день в день год назад немецкие войска в первый раз достигли Волги… С тех пор три больших сражения развернулись за кусок земли в верхнем течении Волги — и идёт четвёртое, самое ожесточённое, не прекращающееся уже более двух месяцев».

Бои под Ржевом стали одним из самых кровавых эпизодов Великой Отечественной войны. По данным исследования историка А. В. Исаева, проведённого на основе архива Министерства обороны, потери в операциях на дуге, опоясывающей Ржев, протяжённостью 200 — 250 километров, с января 1942 года по март 1943 года составили: безвозвратные — 392 554 человека; санитарные — 768 233 человека.


Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу.

Ответить Пред. темаСлед. тема

Быстрый ответ

Изменение регистра текста: 
Смайлики
:) :( :oops: :roll: :wink: :muza: :sorry: :angel: :read: *x) :clever: :thank_you:
Ещё смайлики…