Новейшее времяСнайперы

С 1917 года до нашего времени
Ответить Пред. темаСлед. тема
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 2
Всего сообщений: 67
Зарегистрирован: 18.10.2019
Откуда: Moscow
 Снайперы

#1

Сообщение Gosha » 27 ноя 2019, 13:12

«Убил тысячу немцев».

Почему лучшему снайперу войны не дали Звезду Героя?

Изображение
Михаил Сурков.
«Дело это трудное: снайпер обнаруживается только при выстреле, в другое время его засечь практически невозможно. Значит, требовалось вызвать противника на выстрел. Михаил срезал на огороде тыкву, надел на неё каску и высунул над бруствером ложного окопчика, метрах в 400 от немцев. Со стороны врага эта тыква с каской «читалась» как голова солдата. Потом Сурков переполз в другой окоп, метрах в 40 от ложного, сделал выстрел и стал наблюдать. Очень скоро по тыкве стали бить — вначале это были винтовочные выстрелы, потом ударил миномёт. Во время перестрелки Михаил и обнаружил снайпера противника. В тот день он убил своего 702-го врага».

Это слова из воспоминаний кинооператора «Союзкинотехники» Аркадия Левитана, ставшего свидетелем обычного дня лучшего снайпера Второй мировой войны — 22-летнего сибиряка Михаила Суркова. Простой парень из деревни Большая Салырь Красноярского края охотился на лесную дичь с раннего детства: опытными охотниками также являлись его отец и дед. Соболя, лисицу, белку он стрелял с большого расстояния в глаз, дабы не испортить шкурку. Попав на фронт осенью 1941 года, красноармеец Сурков начал охоту на «двуногих зверей» — солдат и офицеров вермахта. Официально считается, что сибиряк убил чуть более семисот военнослужащих Третьего рейха… Хотя, возможно, общее число покойников-нацистов достигает и тысячи: ведь многие моменты не были записаны или учтены. Тем не менее Сурков так и не стал Героем Советского Союза. Почему же?
Изображение
Михаил Сурков.

Часами лежал на морозе

Прибыв на фронт, Сурков как отличный стрелок сразу попросил определить его в снайперы, и к 7 марта 1942 года на личном счету сибиряка было уже больше ста уничтоженных гитлеровцев. Вскоре на слёте снайперов-фронтовиков, где обсуждались достижения отдельных красноармейцев в ликвидации солдат противника, Михаил рассказал о своей засаде у села Троицкое. «Пришли с напарником затемно, устроили "гнездо", залегли в нём и хорошенько замаскировались. Вскоре после восхода солнца мы увидели, что один из немцев вышел из окопа, потянулся и стал смотреть на восток. Я посадил его на мушку и, затаив дыхание, нажал на спусковой крючок. Гитлеровец как подкошенный упал на спину. А через две — три минуты выскочил из окопа ещё один. Наклонившись над лежащим, он, видимо, хотел оказать ему помощь или узнать, что стряслось. Я выстрелил ещё раз. Второй фашист упал на убитого и придавил его своим телом». Стараясь подкараулить ту самую пару немцев, Михаил несколько часов неподвижно пролежал глубоко в снегу на трескучем морозе — минус пятнадцать градусов. Сослуживцам он говорил: «Мы в Сибири к такому привыкшие, это ещё тепло».

Семерых застрелил, троих зарезал

Сурков находился на «охоте» постоянно, прерываясь лишь на еду, а иногда и вовсе не ел и не спал сутками. В среднем летом и осенью 1942 года он уничтожал примерно 160 врагов каждый месяц, то есть больше пяти солдат вермахта за 24 часа. Стиль снайпера — всегда бить издалека, но Михаил считал, что немцев следует стирать с лица земли любыми способами, и не стеснялся периодически ввязываться в рукопашную. Его бесстрашие попросту поражало — свою последнюю награду молодой человек получил, застрелив семерых нацистов; ещё троих он заколол кинжалом в схватке, спрыгнув к ним в окоп. Кстати, в итоговый счёт снайпера троих мёртвых немцев не включили: дескать, винтовка-то в этом событии не участвовала. Бюрократия окружала Суркова с самого начала пребывания на фронте. Есть мнение, что за независимый характер и дерзкий язык его жёстко невзлюбил кто-то из начальства и откровенно «затирал» по службе. Во всяком случае, наградные листы на Михаила либо клались под сукно, либо награда занижалась. Например, представили Суркова к медали «За отвагу» — не дали, представили к ордену Красной Звезды — даровали именно… медаль «За отвагу», представили к ордену Ленина — отказали, представили к Герою Советского Союза — наградили орденом Ленина, представили к ордену Красного Знамени — вместо него получил орден Красной Звезды. Странно.

Попробуем наградить посмертно?

А ведь воевал сибиряк отчаянно. Себя не жалел — за два года сражений на фронте он был ранен 7 (!) раз и в конце концов был комиссован подчистую в 1943-м. В звании младшего лейтенанта Михаил Сурков вернулся в родное село и стал председателем сельсовета. Он жил достаточно скромно и небогато, несмотря на свою фронтовую славу, и не любил давать интервью — стеснялся. Зато по-прежнему обожал ходить в лес на охоту. Тяжёлые ранения дали себя знать: знаменитый снайпер скончался совсем молодым — в 1953 году в возрасте всего лишь 32 лет. Этот факт доказывает: он действительно воевал на самых опасных участках, а не занимался хвастовством. Некоторые западные историки считают успехи Суркова (около 1 000 убитых нацистов) «советской пропагандой». Мол, это было специально преувеличено, дабы поднять боевой дух красноармейцев. Ничего подобного. Многие подвиги Суркова были совершены при свидетелях и задокументированы. Скажем, уничтожение пятнадцати гитлеровцев за один-единственный день. Несколько раз вместе с сибиряком специально находился кинооператор, тщательно снимая «охоту» на плёнку: тот же Аркадий Левитан запечатлел, как падает немец сразу после меткого выстрела Суркова. Что интересно, на Западе никто не усомнился в истории снайпера из Финляндии Симо Хяюхя, якобы влёгкую застрелившего за три месяца советско-финской войны 505 красноармейцев… Хотя это количество жертв дано лишь со слов Хяюхя и во многих случаях не подтверждено.

Удивительно: снайперы-фронтовики со значительно меньшим «счётом», чем у Суркова, были удостоены звания Героя Советского Союза. Более чем очевидно — Михаил «перешёл дорогу» кому-то из бюрократов среди начальства, поэтому его регулярно и обходили в орденах. Кажется, пришло время наконец-то прояснить ситуацию и наградить этого бесстрашного человека хотя бы посмертно. Когда умрут последние очевидцы Великой Отечественной, разбираться станет уже поздно.


Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу.

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 2
Всего сообщений: 67
Зарегистрирован: 18.10.2019
Откуда: Moscow
 Re: Снайперы

#2

Сообщение Gosha » 29 ноя 2019, 13:32

ДЕДУШКА-СНАЙПЕР

«Самому старому участнику Великой Отечественной было 88 лет».

Изображение
Академик Николай Морозов.

Когда весной 1942 года командиру одного из батальонов, державших оборону участка Волховского фронта, представили нового снайпера, майор подумал, что стал жертвой чьей-то злой шутки. Перед ним стоял дряхлый старик с седой бородой, в гражданской одежде, едва (как показалось в самом начале) держащий в руках винтовку-«трёхлинейку».
— Сколько же вам лет? — в полном изумлении спросил командир.
— В июне восемьдесят восемь исполнится... — спокойно ответил дедушка. — Не беспокойтесь, меня не призвали — в тылу всё нормально. Я доброволец. Покажите позицию, откуда я смогу стрелять. Поблажек не надо, буду воевать на общих основаниях.

Убил немца с одного выстрела

Почётный член Академии Наук СССР, бессменный (с 1918 года) директор Естественно-научного института им. Лесграфта Николай Александрович Морозов потребовал отправить его на фронт ещё 22 июня 1941 года — в первые же часы, когда объявили о нападении Германии. В 1939 году он закончил курсы Осоавиахима, и с тех пор постоянно упражнялся в снайперской стрельбе. Несмотря на очки, Морозов стрелял прекрасно, о чём и указывал в своих частых обращениях в военкомат. Академик считал — в тот момент, когда Отечество в опасности, и советскую землю топчут немецкие сапоги, все должны сделать свой вклад для достижения Победы. Ведь немцы ежедневно обстреливают улицы Ленинграда, он хочет ответить им тем же, поквитаться за убитых женщин и детей. Страшно удивлённое такому напору начальство в итоге не выдержало, и сообщило — товарищ академик может выехать на участок фронта вблизи Ленинграда, и принять участие в боевых действиях. Но, ввиду преклонного возраста, исключительно в качестве командировки, на один-единственный месяц. Появившись в окопах, Морозов моментально поразил всех — тем, что он ходил без палочки, легко (в случае обстрела) пригибался, и с винтовкой обращался, как завзятый фронтовик. Академик пару дней выбирал себе позицию для стрельбы — и, наконец, залёг в засаде в траншее. Он пролежал так два часа, в довольно прохладную погоду, пока не нашёл свою цель — нацистского офицера. Тщательно прицелившись, Морозов убил немца сразу — с одного выстрела.

Авиатор, химик, критик Ленина

Этот случай ещё более удивителен тем, что советский академик-снайпер — учёный с мировым именем. Ну, представьте, Альберт Эйнштейн взял бы и отправился воевать на фронт. Сын ярославского помещика и крепостной крестьянки (!), потомственный дворянин Николай Морозов был довольно «горячим» парнем с самой юности. Вскоре после гимназии (откуда его исключили за неуспеваемость) он вступил в подпольную организацию «Народная воля»: состоял в числе тех, кто планировал состоявшееся 1 марта 1881 года убийство императора Александра II.
Отсидел почти 25 лет в тюрьме, был выпущен на свободу ввиду амнистии, последовавшей за революцией 1905 года. Удивительно, но именно за решёткой «террорист» заинтересовался наукой. Морозов самостоятельно выучил 11 языков (французский, английский, итальянский, немецкий, испанский, латинский, древнееврейский, греческий, древнеславянский, украинский и польский). Занялся физикой, химией и астрономией, увлёкся также математикой, философией, политэкономией. В камере Морозов заболел туберкулёзом, и находился на грани смерти — однако, выжил благодаря придуманной им системе специальной гимнастики: болезнь отступила. Освободившись из заключения, Морозов с головой погрузился в науку — достаточно сказать, что он опубликовал 26 (!) научных трудов. В 1910-м году учёный совершил полёт на аэроплане, изрядно напугав власти — жандармы посчитали: экс-революционер может из облаков бросить гранату в государя Николая II, и устроили обыск на его квартире. Доказательств «подрывной деятельности», впрочем, не нашли. Тем не менее, будущего академика арестовывали дважды — в 1911 и 1912 годах. Всего он провёл в тюрьме почти 30 (!) лет. После революции Морозов не стеснялся открыто критиковать Ленина, заявляя — дескать, не разделяет большевистские взгляды насчёт строительства социализма: буржуазия и пролетариат должны сотрудничать, друг без друга им не выжить, промышленность нужно не грубо отнимать, а мягко национализировать.

Уважение к Морозову как учёному было таково, что большевики помалкивали. Ведь по объёму исследований в области физики и химии в двадцатых годах XX века во всём мире не было научных светил, равных Морозову по авторитету и результатам. Даже после того, как при Сталине в 1932 году закрыли Русское общество любителей мироведения (изучения геофизики и астрономии), и репрессировали всех участников, председателя общества Морозова не тронули — он уехал в своё бывшее имение Борок, где работал в специально построенной астрономической обсерватории.

«Верните меня на фронт!»

И вот человек подобного уровня, светило мировой науки, автор гениальных трудов, создатель научного центра, приезжает добровольцем на фронт — в качестве рядового солдата: воевать за Родину. Живёт в землянке, ест из солдатского котла, без жалоб терпит тяготы войны — несмотря на то, что он глубокий старик. Красноармейцы поражаются — на удивительного дедушку приходят посмотреть из других частей, слухи о нём распространяются по всему фронту. Академик сердится — вот, делают из него звезду, а ему воевать надо. Сражался он смело. Обстоятельно и не спеша, изучив траекторию полёта пули, особенно в условиях влажности (как и положено физику), Николай Морозов застрелил ещё несколько немецких военнослужащих. Вконец взбешённые гитлеровцы принялись охотиться за лихим академиком, подвергая частому орудийному обстрелу возможные укрытия старого снайпера. В результате перепуганное руководство, невзирая на протесты Морозова, вернуло учёного с Волховского фронта назад, призвав сосредоточиться на научной работе. Академик ещё несколько месяцев буянил, требуя снова отправить его сражаться на передовую простым снайпером, но затем остыл.

В 1944-м году, оценив воинскую доблесть, Морозова наградили медалью «За оборону Ленинграда» и орденом Ленина. В письме Сталину от 9 мая 1945 года учёный с радостью сообщил: «Я счастлив, что дожил до дня победы над германским фашизмом, принёсшим столько горя нашей Родине и всему культурному человечеству». 10 июня 45-го Николай Александрович Морозов был награждён ещё одним орденом Ленина. Он выразил сожаление — увы, ему так мало удалось сделать на передовой для Победы. Учёный умер в возрасте 92 лет, 30 июля 1946 года. В нашей памяти он останется самым старым участником Великой Отечественной — не подлежавшим призыву, но отчаянно рвавшимся на фронт и добившимся своего, хотя бы на месяц. Сейчас даже не верится, что такие люди, как Морозов, вообще могли существовать. Но, тем не менее, они были живой реальностью той войны.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу.

Ответить Пред. темаСлед. тема

Быстрый ответ

Изменение регистра текста: 
Смайлики
:) :( :oops: :roll: :wink: :muza: :sorry: :angel: :read: *x) :clever: :thank_you:
Ещё смайлики…
   
К этому ответу прикреплено по крайней мере одно вложение.

Если вы не хотите добавлять вложения, оставьте поля пустыми.