БеседкаMein Kampf - Манифест национал-социализма

Ответить Пред. темаСлед. тема
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 67
Зарегистрирован: 18.10.2019
Откуда: Moscow
 Mein Kampf - Манифест национал-социализма

#1

Сообщение Gosha » 14 ноя 2019, 13:46

«Последнее время всю историю Второй мировой войны пытаются подменить мифом "холокоста". На первый взгляд, многие статьи не имеют отношения к этому пропагандистскому мифу, суть которого заключается в подмене страданий сотен миллионов европейцев еврейскими страданиями, перевирании и выпячивании одних исторических фактов и игнорировании других. Однако, история не состоит из отдельных и изолированных явлений, поэтому все исторические факты необходимо рассматривать в их взаимодействии. Ревизия "холокоста" направлена на уточнение исторических фактов и создание сбалансированной картины происходивших событий. Чем более полной будет такая картина - тем меньше в ней места останется мифам "холокоста". Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ. Статья 19 Всеобщей декларации прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года)».

Изображение
Витрина с экземплярами книги «Моя борьба» Гитлера. Центр сбора и хранения документации в Зале Конгресса, Нюрнберг, Германия.

Со дня смерти автора прошло уже более 70 лет, и по международному закону об авторском праве правовая защита книги истекла. Поэтому, возможно, наступило подходящее время, чтобы пересмотреть и вновь исследовать эту самую печально известную работу – и, возможно, изгнать из истории некоторые из многочисленных мифов, окружающих это произведение.

Фактически уже давно назрел момент для ревизионистского переосмысления этой книги. По моему опыту, очень немногие люди действительно понимают то, что содержится в ней. Обычный человек, даже образованный, вероятно, знает немного больше, чем ее название и имя автора.

Ревизионисты, которые занимаются Холокостом или любой из мировых войн, часто полностью обходят эту книгу, как будто она вообще уже не имеет никакого значения; вероятнее всего, они никогда не читали ее. Традиционные журналисты, ученые и предполагаемые эксперты часто выдают свое невежество, вырывая отдельные места из контекста, пропуская ключевые факты, или просто, будучи не в состоянии правильно процитировать автора. Вообще говоря, подход господствующего, «мэйнстримного» течения к Mein Kampf, кажется, довольно похож на его тактику относительно ревизионизма Холокоста: игнорировать, подвергать цензуре или осуждать. Просто слишком проблематично обсуждать это произведение таким способом, который мог бы заставить читателей задавать серьезные вопросы или искать саму книгу.

Значительной частью причины непонятности этой книги кроются в жалком состоянии многих ее переводов на английский язык. Эти переводы мы будем обсуждать и критиковать ниже. Это также одна из причин того, что я в настоящее время работаю над новым, параллельным немецко-английским переводом – самым первым, фактически. Я попытаюсь исправить многие недостатки в ныне существующих версиях и представить что-то вроде взгляда ревизиониста на все это произведение. В данном эссе я исследую переводы, обсуждаю некоторые главные темы книги, и приведу доводы в пользу ее важности в настоящее время.

Моя борьба является автобиографией и четко сформулированным мировоззрением одного из самых важных и провидческих лидеров в мировой истории. Это также один из наиболее опороченных и представленных в ложном свете текстов двадцатого столетия. Очень много путаницы, обманов и прямой лжи было распространено вокруг этой книги, поэтому люди вряд ли знают, с чего нужно начинать. Тем не менее, настало время правдиво рассказать эту историю.

То, что Адольф Гитлер вообще взялся за такую работу, является самой большой удачей. Не являясь ни формальным ученым или преподавателем, ни прирожденным писателем, и будучи полностью озабоченным прагматическими вопросами создания и развития партии, он никогда, возможно, не приступил бы к такой большой задаче – если бы не роскошь годового тюремного срока. Это один из многих парадоксов в жизни Гитлера, что только такой неблагоприятный случай побудил его надиктовать раннюю историю своей партии и свое собственное жизнеописание. Это стало затем Первым томом его главного произведения на 700 страницах и в двух томах. Этой книге предстояло оказать сильное воздействие на мировую историю и начать цепь событий, которая все еще не закончилась полностью. В этом смысле Mein Kampf сегодня столь же важна, как и тогда, когда эта книга была впервые написана.

Возможно, здесь нужно начать с объяснения причин появления этой книги. Почему Гитлер вообще написал это? Ясно, что это не было требованием; многие крупные политики в истории пришли и ушли, не оставив после себя личного письменного отчета. Даже свое время пребывания в тюрьме он мог бы потратить на общение с партийным руководством, выстраивание поддержки, поиск союзников, и так далее. Но он хотел потратить большую часть своего пребывания в тюрьме, документируя происхождение и рост своего нового движения. И это стало благом для истории, так же, как и для понимания человеческого духа.

Эта работа под рукой, кажется, служила, по крайней мере, четырем целям ее автора.

Во-первых, эта книга автобиографическая. Этот аспект занимает большую часть первых двух глав и неоднократно встречается в оставшейся части Первого тома. Для тех, кого интересуют первые 35 лет жизни Гитлера, этот аспект неоценим. В книге содержится точный и правдивый рассказ о его воспитании, его образовании, и раннем развитии его мировоззрения. Как любая хорошая автобиография, она дает незаменимое непосредственное описание жизни автора. Но любая автобиография также демонстрирует нам обычное искушение представить события в выгодном для автора свете, преуменьшить недостатки или обойти неудобные эпизоды. В этом отношении Гитлер достигает хорошего результата; он дает честное и открытое жизнеописание, лишенное известных фальсификаций или умолчаний, которое важно для понимания его взглядов и его отношения к социальным, экономическим и политическим вопросам.

Во-вторых, Mein Kampf – своего рода урок истории Европы начала XX века. Гитлер был близким наблюдателем – и часто непосредственным свидетелем – многих важных событий того времени. Он прослужил в траншеях Первой мировой войны больше четырех лет, что практически соответствовало продолжительности всей войны. Служа на 'проигрывающей' стороне, он, естественно, дает другую интерпретацию событий, чем та, что обычно изображается историками победивших стран. Но этот факт должен приветствоваться любым беспристрастным наблюдателем, и он сам по себе делает чтение книги ценным. За редкими исключениями – такими как в Стальных грозах Юнгера – никакой другой немецкий источник среди нехудожественной литературы того времени практически не доступен на английском языке. Для тех, кто интересуется Первой мировой войной и ее непосредственными последствиями, эта книга незаменима.

В ее третьем аспекте книга служит для того, чтобы задокументировать происхождение и основные характеристики мировоззрения Гитлера. Это, что неудивительно, является наиболее искаженной частью книги в ее стандартных западных версиях. Здесь мы находим озарения и события, которые заставили молодого человека без формального высшего образования разработать поразительно провидческую, экспансивную, и смотрящую в будущее идеологию. Главной заботой Гитлера, как мы читаем, было будущее и благосостояние немцев – всех немцев, независимо от политических образований, в которых они жили. Немцы, или Volk, «народ», были, как он верил, единой этнической группой с уникальными и едиными интересами. Они были – бесспорно – ответственны за многие из самых больших достижений в западной истории. Они были среди лидеров в музыке, литературе, архитектуре, науке и технологии. Они были великими воинами и строителями великой нации. Они в значительной степени были движущей силой за самой западной цивилизацией как таковой. Гитлер справедливо гордился своим наследием. В равной степени он был возмущен оскорблениями, которые был вынужден терпеть этот великий народ в те десятилетия – эти оскорбления достигли кульминации в роковом унижении Первой мировой войны и Версальского мирного договора. Он стремится, прежде всего, исправить эту несправедливость и восстановить величие немецкого народа. Чтобы сделать это, он должен идентифицировать и их основных противников, и дефектные политические идеологии и структуры, которые связывают их. Затем он обязуется обрисовать в общих чертах новую социополитическую систему, которая может помочь немцам для достижения более справедливой судьбы.

Наконец, в своем четвертом аспекте, Mein Kampf – своего рода руководство к действию. Эта книга описывает развитие и цели национал-социализма и NSDAP, или нацистской партии, во всех подробностях. Гитлер, естественно, хочет, чтобы его новое движение смогло взять в свои руки власть в Германии и в будущем Германском Рейхе. Но это не теоретический анализ. Гитлер – полностью прагматик. У него есть конкретные цели и определенные средства для достижения их. У него есть одно только презрение к geistige Waffen, интеллектуальному оружию, бессильной интеллигенции. Он требует результатов и успеха.

Важно и то, что его анализ в значительной степени независим от контекста. Он относится не только к немцам, или только к обстоятельствам середины 1920-х годов. Это – широкий универсальный подход, основанный на условиях современного мира и на самой природе человека. И как таковой, анализ Гитлером действия важен и полезен для многих людей сегодня – для всех тех, кто мог бы бороться за национальное величие тела и духа.


Эта сложная текстовая структура Моей борьбы объясняет некоторые из жалоб современных критиков, которые порицают Гитлера за недостаточную «последовательность» или «связность рассказа». У него в этой книге есть много целей, и при их достижении случается немало наложений разных моментов. Возможно, он должен был написать четыре книги, а не одну. Возможно. Но Гитлер был деятелем, а не писателем. Мы должны принять этот факт, взять то, что мы имеем, и приложить все усилия, чтобы понять это открытым и объективным способом. Он не стремился написать роман-бестселлер. Он хотел задокументировать историю и способствовать своему движению, и в достижении этих целей он преуспел самым превосходным образом.


Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу.

Diselist
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 2
Зарегистрирован: 07.11.2019
 Re: Mein Kampf - Манифест национал-социализма

#2

Сообщение Diselist » 14 ноя 2019, 21:10

Исследование "Майн Кампф" сейчас затруднено хотя бы потому, что скачать её где-нибудь теперь уже почти невозможно. Я недавно пробовал - полдня тыкался, везде затёрли. Но книгу эту читал, и впечатление она произвела сильное. Следует помнить, что она была здорово поправлена, то есть это - не тот текст, написанный в заключении. И надо понимать, что реальная политика и программный труд - это таки две большие разницы. Майн кампф написана для популяризации идеи, это жвачка для рядовых немцев. О реальных вещах много не базарят, и неудивительно, что 95% немцев знать не знали, что евреев просто убивают.
Гитлер был блестящим демагогом и ловким политиком, потому к власти пришёл, и многих целей достиг. Но зарвался, наделав себе слишком много врагов. Самое мудрое было остановиться на аншлюсе, оставив лет 50 Германии "переваривать" область. Самый поздний момент был - Судеты, и как только он перешагнул Чемберлена в марте 1939-го, он получил уже личного врага в виде премьера самой большой и самой богатой страны мира.
Однако, обсуждение евгенических и расистских идей фюрера не комильфо, и не потому что на него свешали всех собак американские расисты и грузинские коммунисты. Расизм на плакате выглядит красиво, а как только доходит до воплощения, превращается в отвратительную штуку. Что до нас, евреев - мы были бы рады уехать из Германии, и даже всё добро оставить, но не принимал никто, и даже сами немцы перестали выпускать. Решили продать людей в розницу, так выгоднее. Сначала ограбили, а потом распродали за нефть и продовольствие, ладно швейцарцы стали выкупать.

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 67
Зарегистрирован: 18.10.2019
Откуда: Moscow
 Re: Mein Kampf - Манифест национал-социализма

#3

Сообщение Gosha » 15 ноя 2019, 14:10

Diselist:
14 ноя 2019, 21:10
Исследование "Майн Кампф" сейчас затруднено хотя бы потому, что скачать её где-нибудь теперь уже почти невозможно. Я недавно пробовал - полдня тыкался, везде затёрли.
Не переживайте специально для любопытствующих постараюсь поместить здесь два тома Майне Кампф. Сначала подготовимся к бедующему ознакомлению с программой национальной политики Германии 30-х годов ХХ века.

Отправлено спустя 8 минут :
Происхождение и контекст

Родившийся 20 апреля 1889 года на территории современной Австрии Адольф Гитлер рос как гражданин многоэтнического государства, известного как Австро-Венгерская Империя. Это несовместимое объединение было сформировано в 1867 году с союзом австрийской и венгерской монархий; по этой причине Гитлер именует это государство «двойной монархией». На протяжении всей ее пятидесятилетней истории эта страна всегда была слабо связанным соединением многих этносов, и никогда не была действительно объединенным государством. Этнические немцы в Австро-Венгрии были меньшинством и должны были изо всех сил стараться продвигать свои собственные интересы. Этот факт причинял Гитлеру бесконечные страдания; он явно чувствовал в себе больше привязанности к более широкому немецкому народу (Volk), чем к многоэтническому государству, в котором он родился.

В молодости его интересы склонялись к искусствам, живописи и истории. Это привело к противоречиям с его упрямым отцом, который рассчитывал на то, что его сын изберет безопасную и удобную карьеру чиновника. Но смерть его отца 3 января 1903 года, когда Адольфу было 13 лет, позволила молодому человеку самому определять свое собственное будущее. Два года спустя он переехал в Вену, занимаясь низкооплачиваемыми работами, чтобы выжить. В конце 1907 года умерла его мать. В возрасте 18 лет он попытался поступить в венскую Академию художеств для изучения живописи, но его внимание отвлекла архитектура. Он работал и учился в течение еще двух лет, и, в конечном счете, стал достаточно квалифицированным, чтобы работать полный рабочий день чертежником и живописцем акварелью.

Все это время он изучал массу человечества вокруг него. Он читал различные книги и статьи и публикации политических партий. Он наблюдал работу прессы. Он смотрел, как функционировали профсоюзы. Он как зритель сидел в парламенте. Он следил за событиями в соседней Германии. И его заинтриговали дела одного особого меньшинства в Вене: евреев.

Изображение
Ортодоксальные евреи на Кармелитермаркт в районе Леопольдштадт, Вена во времена Австро-Венгерской империи, 1915. Идет война - евреи не спешат защищать свою родину на фронте с оружием в руках.

Постепенно он стал убежденным в том, что двумя доминирующими угрозами немецкому благосостоянию были марксизм – еврейская форма коммунизма – и международно-капиталистические евреи. Проблемы в существенной степени происходили из непригодной работы представительной демократии, которая пыталась служить интересам разных этносов. В конце концов, прекрасное и благородное понятие демократии стало не чем иным, как «еврейской демократией», работающей на интересы евреев вместо интересов австрийцев или немцев.

Когда в 1912 году Гитлеру исполнилось 23 года, он уехал в Мюнхен. Это был его первый расширенный контакт с немецкой культурой, и это воодушевляло его. Он прожил там два года – до начала Первой мировой войны в июле 1914 года. Взволнованный возможностью защищать немецкую родину, он записался в армию и служил на Западном фронте в Бельгии. После более двух лет службы он получил в октябре 1916 года легкое ранение и был отправлен назад в Германию, где провел некоторое время в запасном батальоне в Мюнхене. Потрясенный и ролью евреев там, и отрицательным отношением общества, он вернулся на фронт в марте 1917 года.

К тому времени война длилась уже около двух с половиной лет. По сути, она превратилась в тупик. Даже вырисовывающееся вступление американцев в войну – президент Вудро Вильсон объявит о вступлении в войну в следующем месяце, и американские войска скоро прибудут в Европу – имело бы небольшой и краткосрочный эффект. Однако, как объясняет Гитлер, у немцев фактически были причины для оптимизма к концу 1917 года. Центральные державы (прежде всего, Германия и Австро-Венгрия) нанесли решающее поражение Италии в Сражении у Капоретто, и русские вышли из войны после большевистской революции, тем самым высвобождая немецкие войска для Западного фронта. Гитлер вспоминает, что его соотечественники «с уверенностью ожидали» весну 1918 году, когда они ждали окончательную победу.

Ноябрьская революция и новое движение

Но все сложилось по-другому. Недовольство немцев слишком длительными военными усилиями раздувалось еврейскими активистами, призывавшими к массовым демонстрациям, забастовкам, и даже к революции против кайзера. В конце января 1918 года произошла большая забастовка на заводах по производству боеприпасов. Позже последовали действия различных рабочих и беспорядки в течение многих месяцев. Западный фронт держался, но Германия слабела внутренне.


В середине октября 1918 года немецкие войска на фронте близ бельгийского города Ипра подверглись атаке горчичным газом. Глаза Гитлера ужасно пострадали, и его отправили в военный госпиталь в Пазевальке, к северу от Берлина. В конце октября небольшое восстание моряков в Киле начало распространяться среди более широкого населения. Две главных управляемых евреями партии, социал-демократы (SPD) и Независимая социал-демократическая партия (USPD), призывали кайзера к тому, чтобы тот отрекся – что он и сделал 9 ноября. Еврейские активисты в Берлине и Мюнхене провозгласили затем независимые «советские» государства; детальное обсуждение этих событий см. у Дaлтона (2014). 11 ноября Германия формально капитулировала. После того, как пыль улеглась, было сформировано новое 'Веймарское' правительство, которое оказалось особенно восприимчивым к еврейскому влиянию.

Услышав о революции на своей больничной койке, Гитлер был потрясен. Все усилия и жертвы, принесенные на фронте, оказались потраченными зря. Еврейские агитаторы на родине смогли раздуть неудовлетворенность населения до такой степени, что кайзера отстранили от власти. Революционеры затем взяли власть и немедленно сдались врагу. Это было печально известным позорным «ударом в спину», который преследовал немецких националистов в течение многих последующих лет. И это было инициирующее событие, которое заставило Гитлера войти в политику.

В сентябре 1919 года, когда он работал на правительство, ему поручили следить и сообщать об одной малоизвестной группе, названной Deutsche Arbeiterpartei, или Немецкой рабочей партией (DAP). Он закончил тем, что сам присоединился к группе, и быстро взял на себя роль руководителя. К началу 1920 года выступления Гитлера привлекали сотни и тысячи людей. 24 февраля он объявил, что партия впредь будет называться Национально- социалистической рабочей партией Германии, или NSDAP – ‘наци’ на языке его хулителей. Именно этим «первым большим массовым митингом» Гитлер заканчивает Первый том своей книги.

Новое движение быстро росло. Гитлер формализовал свое лидерство в июле 1921 года. Серия бурных и иногда связанных с насилием общественных мероприятий произошла в следующие месяцы. В ноябре 1922 года идеологически близкий к Гитлеру Муссолини пришел к власти в Италии, что послужило поддержке как усилий национал-социалистов внутри страны, так и их международной репутации. 21 ноября газета Нью-Йорк Таймс напечатала свою первую большую статью о Гитлере: «Новый популярный идол поднимается в Баварии». Называя национал-социалистов «яростными антисемитами» и «реакционерами», но «хорошо дисциплинированными», Нью-Йорк Таймс рассматривала их как «потенциально опасных, хотя не в ближайшем будущем». И это действительно было так – прошло еще десять лет, прежде чем они взяли власть в Германии.

Вскоре после этого другие события способствовали росту популярности национал-социалистов. Франция оккупировала Рурскую область в январе 1923 года, заявляя о нарушении Германией условий Версальского договора. Немцы восприняли это как серьезное оскорбление немецкого суверенитета. В то же самое время страну охватила печально известная немецкая гиперинфляция, уничтожающая сбережения обычных немцев и заставляющая их таскать целые сумки с пачками денег для даже самых маленьких покупок. К концу этого года Германия была в полном финансовом кризисе. Это принудило Гитлера и руководство NSDAP планировать революционный захват Мюнхена 9 ноября 1923 года.

Эта попытка Путча, или государственного переворота окончилась неудачей. В короткой перестрелке были убиты 16 нацистов и четыре полицейских. Гитлер и другие лидеры были арестованы в течение нескольких дней, попали под суд в феврале 1924 года и были приговорены к недолгому тюремному заключению. В целом Гитлер провел в тюрьме приблизительно 13 месяцев, получив освобождение в декабре того года. Именно за это время он и продиктовал то, что станет Первым томом его книги.

Гитлер, как сообщается, хотел назвать свою новую книгу «Четыре с половиной года борьбы против лжи, глупости и трусости». Издатель искусно предложил более короткое название: «Моя борьба», или Mein Kampf. Она была первоначально издана в июле 1925 года. Затем Гитлер начал писать второй, более короткий том, чтобы закончить свою программу. Он появился в декабре 1926 года. В следующем году эти два тома были немного пересмотрены и объединены в одну книгу. Это так называемое ‘второе издание’ Mein Kampf вышло, когда Гитлеру было 38 лет.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу.

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 67
Зарегистрирован: 18.10.2019
Откуда: Moscow
 Re: Mein Kampf - Манифест национал-социализма

#4

Сообщение Gosha » 17 ноя 2019, 13:56

Краткое содержание глав

Будет полезно представить очень краткое резюме главных тем каждой из 27 глав Mein Kampf.

Том 1
• Глава 1:
Молодость Гитлера. Отношения с родителями. Раннее образование. Интерес к истории и искусству. Возникновение чувства национализма. Глава охватывает период от рождения автора в 1889 году до смерти матери в конце 1907 года, когда Гитлеру было 18 лет.
• Глава 2:
В одиночку проведенное время в Вене. Марксизм и международное еврейство как главные угрозы. Оценка и критический анализ венского правительства. Жизнь рабочего класса. Исследование Социал- демократической партии, и ее еврейское влияние. Роль профсоюзов. Расцветающий антисемитизм. Исследование разрушительной роли марксизма.
• Глава 3:
Общие размышления об австрийской политике и представительной демократии. Недостатки многоэтнических государств. Критический анализ западной демократии. Недостатки ‘принципа большинства’. Упадок пангерманского движения. Несчастный конфликт с Католической церковью. Антисемитизм и религия. Период охватывает жизнь Гитлера до 23 лет (1912).
• Глава 4:
Переезд в Мюнхен. Критический анализ немецких союзов. Четыре возможных пути немецкой политики. Прирост населения и потребность в территории. Потребность в союзе с Англией. Начальное обсуждение роли арийцев. Марксизм как смертельный враг. Покрывает период до сере- дины 1914 года.
• Глава 5:
Начало Первой мировой войны. Гитлер идет добровольцем в армию в возрасте 25 лет. «Крещение огнем».
• Глава 6:
Роль и необходимость пропаганды. Эффективное использование её Англией; пропагандистские неудачи Германии.
• Глава 7:
Ход Первой мировой войны. Ранение Гитлера в конце 1916 года. Евреи и отрицательное отношение, неистовствующее в Мюнхене. Забастовка на заводах боеприпасов в начале 1918 года. Гитлер отравлен горчичным газом в октябре 1918 года, в возрасте 29 лет. Ноябрьская революция.
• Глава 8:
Послевоенное время в Мюнхене. Потребность в новой партии. Отрицательная роль глобального капитализма.
• Глава 9:
Встреча с Немецкой рабочей партией (DAP). Первые митинги. Гитлер присоединяется к DAP, партийный билет под №7, в возрасте 30 лет.
• Глава 10:
Анализ краха Германской империи в 1918 году. Господство международного капитализма. Воздействие прессы на массы. Еврейский контроль прессы. Борьба с эпидемией сифилиса. Культурный распад в со- временном искусстве. Неэффективный парламент. Армия как источник дисциплины.
• Глава 11:
Подробная расовая теория. Природа стремится улучшать разно видности. Расовое смешение между 'высшими' и 'низшими' типами приводит к физическому, моральному и культурному распаду. Арийцы как истинные основатели цивилизации. Арийская тенденция к самопожертвованию. Ариец против еврея. Евреи как паразиты. Поддельная еврейская 'религия'. Расширенное рассмотрение «образа жизни еврейства» – в историческом, социологическом, политическом понимании. Марксистское мировоззрение. Подрыв евреями демократии. Вредные воздействия расо- вой примеси.
• Глава 12:
Развитие DAP. Расширенное обсуждение потребности национализировать массы. Как организовать партию. Получение публичности. Второй главный митинг в октябре 1919 года. Рост успеха. Отказ от 'интеллектуального' оружия. Первый настоящий массовый митинг в феврале 1920. Переход к NSDAP.

Том 2
• Глава 1:
Коррупция демократии. Понятие 'фёлькиш'. Преобразование идеалов в практику. Марксизм продвигает равенство рас. Государство должно служить расовой функции: способствовать лучшему.
• Глава 2:
Три обычных понятия государства. Государство как средство для достижения цели: продвижение человеческой расы. Нужно поддерживать расовую целостность. Сильные меньшинства заканчивают тем, что становятся властью. Расовое смешение приводит к упадку. Государство должно способствовать здоровым детям. Основная евгеническая теория. Обучение «фёлькиш», для физической, умственной и моральной силы. Способствовать силе воли, решимости, ответственности. Меритократия.
• Глава 3:
Гражданство, основанное на расе. Три класса: гражданин, под- данный, иностранец.
• Глава 4:
Аристократический принцип. Ценность человека. Марксизм способствует массовому мышлению. Правительственное правление лучших людей, а не большинства.
• Глава 5:
Потребность в бескомпромиссном мировоззрении. Потребность в решительном руководстве. Программа NSDAP из 25 пунктов непоколеби- ма. Только NSDAP действительно «фёлькиш».
• Глава 6:
Резюме автобиографии. NSDAP должна доминировать в мнении масс. Нужно бороться против общих мнений. Брест-Литовск и Версаль. Важность устного слова. Марксизм процветал с помощью речей. Потребность в массовых митингах.
• Глава 7:
Неубедительные буржуазные массовые митинги. Потребность в гласности. Контроль массовых митингов. Насильственные протесты. Пар- тийный флаг и символ: свастика. Первое использование летом 1920 года. Численность партии к началу 1921 года. Массовый митинг 3 февраля в Цирке «Кроне». Попытка разрыва.
• Глава 8:
Преимущественное право. Многочисленные «фёлькиш» движения. Тщетность компромисса и коалиции.
• Глава 9:
Три опоры власти. В войне выжили худшие. Дезертиры и еврейские революционеры в ноябре 1918 года. Буржуазная капитуляция. Потребность в большом идеале. Создание SA (штурмовых отрядов). NSDAP не является ни секретной, ни незаконной. SA как обученные борцы. Марш в Кобург в октябре 1922 года. Оккупация Рура французами.
• Глава 10:
Военная промышленность в Первой мировой войне. Бавария против Пруссии как диверсия. Курт Эйснер, еврейский революционер. Рост антисемитизма с 1918 года. Католики против протестантов как диверсия. Федерация против объединения. Оппозиция еврейскому Веймару.
• Глава 11:
Роль пропаганды. Сторонники и участники. Потребность в ограниченном росте. Принцип вождя против принципа большинства. Приобретение газеты Völkischer Beobachter. Построение партии. Роспуск 9 ноября 1923 года.
• Глава 12:
Вопрос профсоюзов. Потребность союзов. NSDAP должна сформировать союз. Союз на службе людям. Приоритет мировоззрения.
• Глава 13:
Внешняя политика как средства для того, чтобы способствовать национальным интересам. Объединение немцев. Англия против Германии. Франция против Англии. Потребность союза с Англией и Италией. Евреи стремятся к мировому господству, расовому загрязнению. Вопрос Южного Тироля. Евреи выступают против немецко-итальянского союза. Только фашистская Италия выступает против евреев. Евреи приобретают власть в Америке.
• Глава 14:
Политика в отношении России является самой важной. Высший приоритет: потребность в земле, жизненном пространстве. Победу одерживает сильнейший. Нужны не колонии, а только расширенный Рейх. Поворот к Востоку. Россией управляют евреи, она не может быть союзником. Единственные возможные союзы: Англия и Италия.
• Глава 15:
Подчинение немцев. Соглашение в Локарно как дальнейшее подчинение. Франция стремится расчленить Германию. Война с Францией неизбежна. Франция занимает Рур, выступает против Англии. Нужно противостоять марксизму и уничтожить его. Провал пассивного сопротивления Куно.

Даже это краткое резюме демонстрирует противоречивый характер текста. Ничего криминального в книге нет. Уинстон Черчилль написал книгу воспоминаний Вторая Мировая война - в 3-х книгах и она издана и не запрещена хотя каждый читатель знает Гарант Мира Великобритания сдала Австрию, Чехию и Польшу. Между прочим из-за подобной политики Британии больше всего пострадали евреи Германии - 500 тысяч, Австрии - 620 тысяч, Чехии - 120 тысяч, Польши - около 2,5 миллионов (два миллиона из Польши перебрались в СССР).
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу.

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 67
Зарегистрирован: 18.10.2019
Откуда: Moscow
 Re: Mein Kampf - Манифест национал-социализма

#5

Сообщение Gosha » 18 ноя 2019, 13:53

Желание оболгать, оболванить, упростить Mein Kampf приводит к непониманию причины живучести теории нацизма и массовости последователей в ХХ-XXI веке.

В течение первых нескольких лет существования книги у английских издателей не было никакой реальной потребности переводить и издавать Mein Kampf. Нацистское движение было маленьким, более или менее ограниченным Баварией. У него была небольшая перспектива роста или реальной власти. Просто не было большого интереса к этому малоизвестному баварскому политику. Все это изменилось, когда Гитлер пришел к власти в 1933. Внезапно появилась потребность понять этого человека, который пришел к власти в возрасте только 44 лет. Британский переводчик Эдгар Дагдэйл предпринял первую попытку произвести английскую версию. Это был чрезвычайно сокращенный вариант, охватывающий только приблизительно 45 процентов полного текста. Он был издан в Англии Hurst & Blackett, и в США Houghton Mifflin, в конце 1933.

Изображение
Издание Hurst & Blackett

В 1936 году немецкое правительство решило, что оно будет спонсировать свой собственный полный английский перевод. Оно наняло британского автора и журналиста Джеймса Мёрфи. Тогда еще не было Второй мировой войны, и худшие эксцессы нацизма были все еще впереди, так что Мёрфи был склонен сделать доброжелательный и сочувствующий перевод. К сожалению, у него возник конфликт с национал-социалистическими чиновниками, и Мёрфи был 'уволен' где-то в 1938 году, не закончив работу. В результате какого-то неясного процесса немцы закончили версию проекта Мёрфи самостоятельно, и издали эту книгу в конце 1930-х. Сегодня она известна как Stalag Edition – издание для лагеря военнопленных, и в настоящее время она доступна в печати в двух формах: одна – у издательства Ostara Publications, и одна – у Elite Minds («официальный нацистский английский перевод»). Назвать эту версию 'неотполированной' – преуменьшение; ниже мы расскажем подробнее.

К 1939 году появились четыре новых версии. После своего увольнения Мёрфи возвратился в Англию и пересмотрел и закончил свой перевод, который был издан Hurst & Blackett в 1939. Это «настоящий» перевод Мёрфи; он широко доступен в Интернете, и продается в виде разных переизданий. Издательство Hutchinson переиздало перевод Мёрфи в 1969 году с длинным и враждебным предисловием британского историка Д. К. Уотта.

Во-вторых, британская фирма Reynal & Hitchcock набрала команду людей, возглавляемых Алвином Джонсоном, чтобы сделать их собственный перевод. Он был особенно враждебен к содержанию книги и национал-социалистическому движению вообще.

В-третьих, американское издательство Stackpole and Sons, произвело версию под руководством еврейского редактора Уильяма Соскина. Оно наняло еврейского социалиста Людвига Лоре, чтобы написать предисловие. Неудивительно, что и этот вариант тоже был враждебной попыткой. Соскин успешно предъявил иск Houghton Mifflin за нарушение авторского права, и выпуск книги был остановлен после всего лишь нескольких месяцев.

Заключительная работа 1939 была вторым сокращением, произведенным американским журналистом – и будущим сенатором – Аланом Крэнстоном. Крэнстону также предъявили иск; он тоже проиграл, но успел до этого продать предположительно несколько сотен тысяч экземпляров.

Неудовлетворенное сокращенным переводом Дагдэйла, издательство Houghton Mifflin предприняло новый, полный перевод, который сделал еврейско-немецкий автор Ральф Манхейм (Манхайм). Издательство также попросило еврейско- немецкого журналиста Конрада Гейдена (Хайдена) написать краткое предисловие. Как и ожидалось, это был другой явно враждебный продукт. Книга появилась в 1943 году, и с тех пор непрерывно переиздается. До настоящего момента версия Манхейма считается 'официальным' переводом Моей борьбы; именно на нее ссылаются и ее цитируют почти все ученые и журналисты. Последнее переиздание Houghton Mifflin, вышедшее в 1998 году, включает предисловие печально известного еврейского сиониста Абрахама Фоксмана. Ясно, что немногое изменилось за прошедшие годы.

В течение нескольких десятилетий они были единственными существующими английскими переводами. Затем в 2009 году малоизвестный автор Майкл Форд издал свой собственный перевод через Elite Minds. У этого издания есть несколько недостатков, как мы покажем ниже.

Что-то вроде аромата этих попыток можно почувствовать в самых первых словах книги. Глава 1 названа «В доме моих родителей». (Оригинал: Im Elternhaus) Первое предложение: «Я сегодня считаю, что мне очень повезло, что судьба выбрала Браунау-на-Инне стать моим местом рождения» (Als glückliche Bestimmung gilt es mir heute, dass das Schicksal mir zum Geburtsort gerade Braunau am Inn zuwies.)

Разнообразие вариантов перевода даже этого простого вводного предложения поразительно. Можно представить себе проблемы, связанные со многими куда более сложными мыслями, которые следуют дальше. Mein Kampf имеет по крайней мере семь вариантов перевода текста, и все они рознятся с оригиналом, неужели так тяжело верно не искажая смысл перевести текст.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу.

Гость
 Re: Mein Kampf - Манифест национал-социализма

#6

Сообщение Гость » 21 ноя 2019, 10:00

Diselist:
14 ноя 2019, 21:10
то скачать её где-нибудь теперь уже почти невозможно
Чушь собачья, скачал по первой же ссылке. Гитлер врал не в Майн Кампф, а когда позже уверял всех в своих мирных намерениях. Кстати, даже члены НСДАП далеко не все читали этот труд, где фюрер четко поясняет свое отношение к евреям, большевизму и жизненному пространству на Востоке. С Англией Гитлер воевать не хотел, он считал англичан братским арийским народом, и до последнего не верил, что Англия объявит войну. Но Черчилль был другом американских и британских евреев Баруха и Ротшильда, и ни о каком мире с нацистским режимом не могло быть речи.

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 67
Зарегистрирован: 18.10.2019
Откуда: Moscow
 Re: Mein Kampf - Манифест национал-социализма

#7

Сообщение Gosha » 21 ноя 2019, 12:40

Многие знатоки полит истории не разбираясь в экономическом и политическом положении послевоенной Германии осуждают её. Почему Германия не поддержала Социализм который предлагали немецкие коммунисты, посланец СССР Радек и Тельман, повернула именно в сторону Национал- Социализма. Чтобы разобраться в неоднозначности политической фигуры Адольфа Гитлера ненадолго отойдем от Mein Kampf и познакомимся с книгой Майкла де Будион - Гитлер и Христос. В чем возможно несчастье или счастье Христа и Гитлера и его последователей чем больше запрещают, тем больше об этом люди говорят и верят.

Предисловие

«Слава Божия — облекать тайною дело, а слава царей — исследовать дело» Притчи 25, 2

Насколько прочно христианство вросло в наш повседневный быт, свидетельствует хотя бы то, что мы, вне зависимости от отношения к нему, используем летоисчисление начинающееся с рождества Христова. И кажется всех это устраивает, что по меньшей мере странно. Когда начинаешь изучать античную историю, то всегда чувствуешь определенное психологическое неудобство связанное с обратным летоисчислением. С одной стороны видишь поступательнее развитие, торжество культуры, совершенство форм, умений и знаний, невиданный рассвет всех наук, а с другой — вот этот «обратный отсчет», какой обычно предшествует взрыву, запуску ракеты, или испытанию ядерного оружия. Он как бы выворачивает исторический процесс наизнанку, и у неискушенных особ создает иллюзию некоего исчезновения времени. Задайте кому-нибудь вопрос: в каком году родился Христос? Вероятность получения точного вразумительного ответа будет крайне мала, при том, что какой сейчас год, — знают безусловно все. Получается Христос родился вне времени, в «нулевом» году. Его рождение ознаменовало собой начало конца. Конца того, что в эпоху наибольшего могущества христианства назовут не иначе как «золотым веком», причем назовут стопроцентные христиане. Таков был интеллектуальный финал первого пришествия…

Второго пришествия Христа, ожидают давно и упорно. Ожидают, разумеется, истинные христиане. Выражение «до второго пришествия» вошло в поговорку. Пожалуй, с большим энтузиазмом ожидают только пришествия персонажа которого называют Антихристом. Впрочем, и это понятно. От Антихриста ждут глобального ужаса. Чего следует ждать от второго пришествия Христа никто толком объяснить не может и ученые-богословы здесь не исключение. Определенно, пролить больший свет на данный вопрос может исключительно доскональный анализ последствий его первого прихода в наш мир, двухтысячелетний юбилей которого мы будем (хотя нет, мы-то как раз не будем) отмечать через каких-то пятьсот дней. Все-таки деяния гипотетического Антихриста пока рождались только из распухших мозгов фантастов, вне зависимости от того к какому интеллектуальному или неинтеллектуальному цеху они принадлежали, с деяниями Христа и его последователей мы знакомы более чем реально.

Согласно христианским эсхатологическим воззрениям второму приходу Спасителя будет предшествовать краткая, но насыщенная событиями эра Антихриста. Антихрист должен явиться в мир и выступить обольстителем, привлекая абсолютно всеми сторонами своей бесспорно гениальной натуры огромное количество бессознательной массы, совратить их с «пути истинного», уводя в ад, разуметься, обставив дело так, чтобы массам казалось что их ведут в рай, причем на максимально высокой скорости. Затем, в самый кульминационный момент, должен явиться Христос, этот подлинный мессия, и, играючи уничтожив Антихриста, установить на Земле уже вечную гармонию, покой и справедливость. Именно такой финал, а не что-либо другое, должно стать логическим итогом вторичного посещения Христом нашего несовершенного и погрязшего в «грехах» социума. Во всяком случае, в бесконечном множестве христианской литературы которая прошла через мои руки, ни на какое «третье пришествие» намеков не было. Что ж, простим сие авторам подобных опусов, в конце концов, мышление обыкновенного человека двухполюсно, мышление же подавляющего большинства христиан вообще однополюсно, для этого, кстати, и выдуман тезис о «триединстве святого духа». Три в одном. Одно в трех.

К великому счастью, мы живем во время, когда христианство вступило в устойчивые сумерки своего существования. Его устои колебали долго и нудно. Колебали философы, колебали ученые-естествоиспытатели, колебали инженеры выдумывающие «бесовские машины», колебали, наконец, те, кто должен был эти устои охранять максимально бдительно, — я говорю о профессорах богословия, видных церковных деятелях, таких как Ян Гус, Мартин Лютер, патриарх Никон, хотя они были всего лишь продолжателями дела начатого еще на Седьмом Вселенском соборе, когда во-первых был принят догмат о почитании святых икон, нарушавший даже иллюзорный монотеизм христианства, а во-вторых, — полностью оформившаяся тогда церковная элита по-братски разделила христианские земли между пятью наиболее влиятельными патриархами: Римским, Константинопольским, Александрийским, Антиохийским и Иерусалимским. Христианство самоорганизовалось в систему которая структурно была обречена на медленное и мучительное самоуничтожение.

Было бы довольно странно, если бы сей масштабный и затянувшийся во времени проект так и закончился бы ничем. Ведь сколько человеческих ресурсов было израсходовано, чтобы сделать христианской, пусть весьма небольшую, но важнейшую часть земного шара, ту часть, где сосредоточены все интеллектуалы представленные бесспорно самыми великими народами. Я, естественно, говорю о Европе. Сколько войн было, сколько трупов наворочено! Куда там Молохам, Сатурнам и Ваалам с их мелкосерийными человеческими жертвоприношениями. В конечном счете, этот маленький субтильный человечек прибитый к кресту, «сожрал» не только этих троих, но тысячи других более или менее кровавых божеств. И если вести разговор об эре Антихриста, временно допустив ее потенциальную возможность, можно смело констатировать: если она и была, то началась она совершенно точно — после первого пришествия Христа. Вспомним, что по христианским представлениям — Антихрист — существо нежизнеспособное, он склонен к самоуничтожению, параллельно уничтожая массы вовлеченных им неофитов. Посмотрим под этим углом зрения на христианство. Оно началось казалось бы с безобидных проповедей бродяги без определенных занятий в отдаленной провинции Римской Империи и, казалось, не имело абсолютно никаких шансов на успех. Однако ряд благоприятных условий, основное из которых — кризис европейского интеллекта и конвергенция азиатских элементов в римский социум, сделало реальным казалось бы совершенно невозможное: римляне, причем не плебеи, а элитные экземпляры патрициев, стали невзначай интересоваться столь оригинальной доктриной. Чем только не займешься от сытого безделья! Похоже в Риме тогда была своеобразная мода на «восток», сродни той, которую мы имеем сейчас, когда отваливающиеся от здания под названием «христианство» кирпичи, ударяя по головам последовательных и наиболее стойких христиан, делают их завсегдатаями разного рода японских, китайских или индийских религиозных сект, как правило — с явным тоталитарным криминальным оттенком. Когда христианские воззрения завладели умами высших римских слоев, началось именно то, что должно было начаться: христиане моментально, под страхом смерти, запретили все вероисповедания, т. е. они сделали вещь за которую их ненавидели римские интеллектуалы первых десятилетий прошедших после смерти Христа: формально декларируя полное невмешательство в дела отдельной личности, они сделали ее объектом террора во всех сферах, где эта отдельная личность могла найти свое приложение. Зная законы генезиса, нетрудно догадаться, что христианство могло поступательно распространяться до тех пор, пока все индивидуумы до которых могут дотянуться разного рода плешивые проповедники и которых они могут оболванить своим бессвязным бредом не будут охвачены таковым. Пока христиане «возделывали» Европу, в 632 году, на Востоке началась эра ислама и христиане автоматически оказались «запертыми». Последней большой территорией с арийским населением совращенной в христианство была Русь. К 1000 году, однако, и она капитулировала. Все. Браво, Иисус!!! Ты победил, но на этом героическая страница заканчивается. Начинается самоуничтожение. В 1054 году происходит Великий Раскол. Мы получаем два христианских мира стратегической целью которых является уничтожение друг друга. Затем крестовые походы, их было аж семь, не считая детского, и уже четвертый поход заканчивается разграблением католиками «Второго Рима» — православного Константинополя. Период уничтожения христианами христиан достигает своего апогея. Параллельно христиан уничтожают арабы в Испании, монголы и татары в России, турки на Балканах. Тысяча лет беспрерывной кровавой вакханалии. Термин «средневековье» стал синонимом ужаса, а ведь уместно напомнить: средневековье — рассвет христианства.

Мы не знаем сколько времени будет длиться «эра Антихриста», если она и наступит. Хотя после двухтысячелетней эры Христа, мы либо вообще ее не заметим, либо наша цивилизация не выдержит и дня этой самой «новой эры». И тем более совершенно ясно что второе пришествие будет не просто излишним, нет, просто «приходить» будет некуда и незачем.

Но эта книга не только о Христе. Она о том, кого считают одним из величайших представителей сил зла. Эра его земных деяний была, как и у Христа, весьма и весьма недолгой. Для своих адептов он, как и Христос, являлся воплощение бога на Земле. Анализируя деяния того и другого, можно видеть то мощное впечатление какое они имели на массы. Но самоуничтожение любой структуры, подразумевает и уничтожение причин приведших к ее появлению, ибо если нет условий для возникновения явления, то нет и самого явления. И если пойти дальше и предположить что Второе пришествие Христа и имело бы какой-то обоснованный в некоторых аспектах смысл, то смысл этот должен был заключался в создании условий для обеспечения уже видимого и осознаваемого всеми конца той эры которую мы именуем христианской. Человека осуществившего это, звали Адольф Гитлер, вся его жизнь в своих ключевых и наиболее значимых моментах — всего лишь повторение известного нам из евангелий земного пути Христа. И не только земного. Социальные последствия деяний Христа, которые ощущались в первые пятьдесят лет после его смерти, полностью идентичны тем, которые мы наблюдаем через пятьдесят лет после кончины Гитлера. И эта аналогия еще более показательна и поразительна.

Христос пришел чтобы все смешать. Греческие и римские красавцы и красавицы воплощенные в потрясающие воображения скульптуры (почти все они были уничтожены христианами, до нас дошли лишь считанные экземпляры) уступили место карликам, горбатым, вонючим, юродивым, душевнобольным, импотентам и некрофилам, девизом которых было: не мыться, не бриться, не жениться, не работать. То же самое произошло и в интеллектуальной сфере. Античная наука, в подавляющем большинстве своих представлений абсолютна истинная, уступила место множеству такого количества лженаук, что их беглому обзору сейчас посвящают целые энциклопедии. Долго и мучительно наука вырывалась из христианского каземата, а количество уничтоженных церковью интеллектуалов значительно превысило число разного рода святых, блаженных, и прочих кретинов и дегенератов, ликвидированных при разных, как правило случайных обстоятельствах. Это должен знать и помнить каждый интеллектуал, особенно тот, кто в силу привычки по-прежнему празднует Рождество или говорить на Пасху «Христос воскрес!», пусть и не веря в эту чушь. Такие, к сожалению, еще остались.

Гитлер пришел чтобы все разделить. Расы — на низшие и высшие, искусство — на здоровое и дегенеративное, он сделал беспрецедентную попытку соединить античные идеалы с нормами XX века, и, что самое главное: он в максимально полной форме отделил церковь от государства, и всей своей доктриной продемонстрировал абсолютную ничтожность, нелепость и бесперспективность христианских представлений о всех сторонах жизни. Гитлер нанес смертельный удар коммунизму, — который был ни чем иным, как агонией христианства, а потому и впервые был установлен в самой христианской стране. Но если Христос не успел все смешать, то Гитлер — не успел все разделить. И тому, и другому, было отпущено очень мало времени, однако в сознании человечества они и их последователи успели оставить неизгладимый отпечаток. Вернемся однако к истокам…

Глава первая Предтечи

«Мое учение — не мое, но пославшего меня».
Христос (Иоанн 7, 16)
«Когда люди надламываются и начинают впадать в отчаяние, тогда им больше всего нужны великие гении»
Гитлер (МК 1, 12)


Личность эпохального масштаба никогда не появляется внезапно, вне зависимости от того где эта личность себя реализует: в поэзии ли, в музыке, религии или политике. Для ее появления всегда необходим устойчивый фундамент и чем он мощнее, тем выше будут достижения такой личности. Фундамент этот — пророки и предтечи, т. е. люди, которые своей деятельностью и поступками подготавливают массу к восприятию грядущей личности. Не следует, однако, полагать, что предтечи вкладывают в массу свою систему взглядов, нет они скорее обезоруживают массу, они ее опустошают и только потом приходит настоящий лидер, а масса уже во многом готова его воспринять, т. е. процедура восприятия значительно облегчается. Предтеча и последователь могут быть знакомы с друг другом, что, впрочем, совсем необязательно.

Относительно предтечей Христа, прежде всего необходимо напомнить, что весь Новый Завет выстроен как некое продолжение Ветхого, поэтому в высказываниях каждого ветхозаветного пророка находили более или менее значительные указания на будущее пришествие «спасителя».

За 600 лет до его рождения, Исайя предсказал, что «дева во чреве примет и родит сына и нарекут ему имя Эммануил» (Исайя 7, 14). В христианстве это считается наиболее ясным пророчеством о «спасителе», но мы должны признать, что если оно как-то и проливает свет на рождение Христа, то дальнейшее изложенное Исайей самым поразительным образом расходится с его деяниями. Исайя видел совсем другого пророка-мессию. Все остальные пророчества настолько туманны и натянуты, что под них можно подвести все что угодно. Так, пророк Аггей, предсказал, что величие Второго храма будет больше величия Первого (Аггей 2, 9). В христианской литературе по данному поводу непременно наличествует комментарий типа: «так как в этом храме говорил Христос». Пророк Малахия предсказал, что перед мессией будет предтеча и ясно указал его имя: пророк Илья. Но и тут для христиан не оказалось никаких препятствий и Иоанн Креститель, предтеча Христа, был объявлен реинкарнацией Ильи, несмотря на то, что Иоанн лично констатировал: «Я — не Илья». Какие проблемы? Пророк Иона был поглощен китом и провел в его чреве три дня. В последствии и этому вполне реальному случаю была найдена аналогия в трехдневном пребывании Христа в «царстве мертвых», от своего распятия до воскресенья. Пророк Захария предсказал, что мессия въедет в Иерусалим на «осляти» и что Иерусалим будет ликовать от радости. (Захария 9, 9) Но Христос сам организовал именно такой тип встречи в Иерусалиме, «ослятя» же был предварительно подготовлен. (Мтф. 21, 2).

Сами по себе ссылки на ветхозаветные указания имеют интерес как нарочито сочиненные прецеденты. Точно так же в Советском Союзе по любому поводу ссылались на Маркса и Ленина и, что самое забавное, почти всегда нужная цитата находилась. Философ Шопенгауэр, один из предтечей Гитлера, всем советовал почитать Ветхий Завет не в немецком (в его случае) переводе, но в древнегреческом варианте, ибо там он не находил абсолютно никакого присутствия духа будущего Нового завета, духа Христа. Это так. Я же от себя советую прочитать тот же Ветхий завет либо на иврите, либо в переводе с иврита. Когда я впервые это сделал, то совершенно отчетливо ощутил: Ветхий и Новый завет — две совершенно разные книги и объединять их в одну обложку, как это желают христиане, — все равно что объединять, к примеру, «Ригведу» и опус Брежнева «Малая Земля».

Не стоит делать глубокого анализа евангелий чтобы вполне точно оценить степень познания Христа в тогдашнем иудейском законе. Все они сводились к знанию 10 заповедей Моисея и нескольких пророчеств относительно прихода будущего Мессии, коего тогда ожидали с повышенным энтузиазмом. Вот и все. Это, видимо, был в то время необходимый минимум для каждого ребенка, знание которого давало возможность такому ребенку считаться грамотным, не говоря уже о подлинном мессии, за которого выдавал себя Христос. Объяснение недоумения фарисеев вопрошавших «неужели и вы прельстились» мы дадим позже. Из непосредственных прямых предтечей Христа мы знаем только одного: Иоанна Крестителя. Он был классическим предтечей, выходцем из высших слоев общества, вхожим в царский дворец (Лука 3, 19–20 и др.), что в последствии его и погубило, ибо пророки должны всегда дистанцироваться от власть имущих. Для своей же безопасности. Все как положено. Иоанн постился и мыл руки перед едой, чего так не доставало ни Христу, ни апостолам, и что было постоянным предметом спора с фарисеями. Любая разрушительная доктрина всегда начинает распространяться с верхов. Исключений нет. Иоанна, однако, светская жизнь не устраивала, он предпочел переселится в пустыню, где вел жизнь отшельника, питаясь медом и акридами (Мрк. 1, 6). Иоанн не был ни религиозным революционером, ни просто диссидентом. Не ясна толком и система его взглядов, хотя ближе всего он был к секте ессеев. О предтечах Гитлера мы знаем больше, хотя величина каждого из них (как предтечи) существенно меньше чем фигура Иоанна. Меньше, если оценивать последствия их деятельности. Сам Гитлер называет одного из них:

«Я посвятил первую часть моего сочинения восемнадцати погибшим героям…. К этим героям причисляю я также и того лучшего человека, кто сумел послужить делу возрождения нашего народа как поэт и как мыслитель и в последнем счете так же как боец. Его имя ДИТРИХ ЭККАРТ» (Выделено Гитлером) (MK 2, 15).

Но Гитлер так назвал Эккарта, позже, после его смерти. А первым человеком повлиявшим на формирование взглядов еще совсем юного Адольфа был его учитель истории Леопольд Петч, последовательный пангерманист. «Для моей личной судьбы и всей моей дальнейшей жизни, сыграло быть может, решающую роль то обстоятельство, что счастье послало мне такого преподавателя истории… Я и теперь с трогательным чувством вспоминаю этого седого учителя, который своей горячей речью частенько заставлял нас забывать настоящее и жить в чудесном мире великих событий прошлого… Против своего собственного желания он уже тогда сделал меня молодым революционером». (MK 1, 1).

Мы, однако, ничего не поймем в миросозерцании как Христа, так и Гитлера, если постоянно не будем помнить, что и тем, и другим, в значительно большей степени чем все остальное, руководила мощная интуиция, которая их никогда не подводила. Эта интуиция опиралась на чрезвычайно развитое внутреннее воображение и громадный приоритет в чувственной стороне восприятия любого события, поэтому к восприятию номинальных предтеч они по сути были готовы. Такой важный момент в биографиях Христа упущен полностью, но у Гитлера в этом вопросе все ясно.

Будучи двенадцатилетним ребенком, Адольф безусловно мог понимать, знать и чувствовать больше чем его ровесники и его дальнейшая судьба — тому явное подтверждение. Но двенадцать лет — не тот возраст, когда человек полностью дифференцирует реальные вещи от виртуальных, он еще не может отделять сказку от бытия, поэтому через сказку он самым наилучшим образом воспринимает реальную действительность, пусть даже такое восприятие и не совсем верно. Человеком создавшим эти образы для Гитлера был Рихард Вагнер (1813–1883), может быть самый великий композитор, которого знало человечество, с творчеством которого Адольф познакомился в Линце. Вагнер второй персонаж которого вводит Гитлер после учителя истории.

«Через несколько месяцев я познакомился с первой оперой в моей жизни — с «Лоэнгрином». Я был увлечен до последней степени. Мой юный энтузиазм не знал границ». «Программирование» вагнеровскими персонажами Гитлер пронес через всю жизнь и мы к данной теме будем еще неоднократно возвращаться. Нельзя точно сказать какая опера Вагнера была у него любимой, пристрастия по-видимому менялись в диапазоне от «Лоэнгирна» до «Парсифаля», а сам Гитлер являл из себя некую причудливую комбинацию полумифических средневековых героев и в их жизни, и в их смерти. Было у него что-то от «Скитальца», особенно в его системе отношений с женщинами, и от «Тангейзера» (поездка в Рим, которая произвела на него совершено неизгладимое впечатление плюс неоязычество) и от «Лоэнгрина», и даже от «Тристана» (их совместное самоубийство с Евой Браун, этой «Изольдой»). Пожалуй только в самой «немецкой» из всех опер, в «Мейстерзингерах», мы не находим ничего и никого, кто имел бы аналогию с Гитлером. Зато в «Кольце», особенно в «Гибели Богов», Гитлер — типичный Зигфрид. Персонажи вагнеровских опер были для Гитлера тем же, чем ветхозаветные для христианства — они были их прообразами и подобно тому как почти каждому эпизоду Нового завета находят ветхозаветную интерпретацию, каждому эпизоду жизни Гитлера, можно найти отображение в одной из опер Вагнера.

Последней оперой Вагнера которою увидел Гитлер, был «Парсифаль» — лебединая песня, поставленная им за год до смерти. Именно из-за нее в свое время с Вагнером окончательно порвал Ницше, решивший что на склоне лет «старый Калиостро» капитулировал перед христианством. Гитлер, хотя ему было уже за тридцать, был просто ошарашен «Парсифалем». «Я создам религию… религию «Парсифаля» — заявил он после своего паломничества в Байрейт. Это не были пустые слова. С его благословения, специальный отдел СС занимался поисками Грааля вплоть до последних дней национал-социализма. «Но когда я представляю себе как пресно и скучно на христианских небесах! В этом мире есть Рихард Вагнер, а там только «Аллилуйя», пальмовые ветви, младенцы, старики и старухи» (HTG 13. 12. 41). Это мнение Гитлера о Вагнере и христианстве.

Наше исследование не может не затронуть проблему взаимоотношения больших и малых предтечей Гитлера с христианством, как образом жизни и мировоззрением. И здесь мы сталкиваемся с весьма интересным феноменом. Все, все без исключения духовные предтечи Гитлера, по сути выросли из христианства, те из них которые отошли от него на определенном этапе своей деятельности, под конец жизни, в той или иной форме к нему возвратились. Пример Вагнера, приведенный выше, — не единственный.

Шопенгауэр (1788–1860), преуспел на этой стезе меньше всего, но имена библейских персонажей в его трудах мелькают куда чаще, чем имена античных, что само по себе показательно.

Хьюстон Чемберлен (1855–1927), который настолько «уверовал» в фюрера, что на седьмом десятке лет вступил в НСДАП, оставался тем не менее вполне последовательным христианином. Бесспорный интеллектуал, поклонник Ницше и Вагнера, написавший знаменитую в свое время книгу «Основы XIX столетия», где панегирики арийской расе чередовались с обличением тлетворной роли евреев, от времени их первого рассеяния в «вавилонском плену», до наших дней, столкнулся с проблемой, которая, казалось, была неразрешимой, а именно: связать три вещи: высшие добродетели арийцев, расовую чуждость евреев и еврейство Иисуса Христа — этого «величайшего человека» (по выражению самого Чемберлена). Ему здесь помогли родные английские гены, — этакая смесь прагматизма и позитивизма. Он объявил Христа арийцем (!!!), причем таким, в котором не содержится «ни капли еврейской крови»(!). Да… Обширная эрудиция Чемберлена никак не помогла ему обосновать такое совершенно нелепое утверждение. Параллельно с Христом арийцем был объявлен царь Давид (Наполеон, кстати, в арийцы не попал). И хотя Гитлер скорее всего не читал монографию Чемберлена, из разговоров с ним он твердо усвоил факт: «Христос был арийцем» (HTG 13. 12. 41).

Ницше (1844–1900), мощнейший интеллектуальный бомбардировщик христианства, автор может быть лучшего антихристианского памфлета «Антихрист», выходец из потомственной протестантской священнической семьи, так же оказался неспособным изжить христианские фабулы из своего сознания, поэтому в его творчестве перемежаются христианские и антихристианские произведения, а за тенью «Заратустры» — любимейшего произведения Гитлера, маячит скорбный лик Христа. По сути деяния Заратустры — ни что иное, как модель деяний Христа, после своего воскресения, если бы его, конечно, не угораздило так быстро «вознестись». Когда помрачение сознания Ницше достигло критической точки, когда его болезнь стала необратимой, мы увидели ту роль в которой он сам себя видел. Последние письма он подписывал: «Распятый», а последним его произведением была собственная автобиография которую он назвал не как-нибудь, а «Ecce homo». (Иоанн 19, 5 и др.)

Йорг Ланц (1874–1954), с которым Гитлер встречался в Вене (есть серьезные данные что Ланц встречался примерно в тоже время и с Лениным в Швейцарии), при всей его нетерпимости к тогдашним социальным моделям, которые были не более чем последствиями 1900-летнего господства христианства, оставался не просто христианином, но христианским фанатиком, несколько переработавшим идеологическое наследство Христа, с целью связать его со своим расистским мировоззрением. Шесть лет он прожил в аббатстве Heiligen Kreuz, где был сначала послушником, а затем монахом. После изгнания из монастыря, Ланц обратился в протестантизм. Несмотря на то, что в своих бесчисленных сочинениях Ланц предлагал и пропагандировал такие методы очистки арийского мира от недочеловеков, как насильственная кремация, обращение в рабство, использование в качестве гужевой транспортной силы, — т. е. вещи совершенно противоположные принципам декларируемым христианством, которое можно охарактеризовать как культ недочеловека, — все его работы просто пестрят заимствованиями из Ветхого и Нового Заветов, а также натянутыми аналогиями тогдашних событий с событиями его времени.

Еще один человек которого мы должны упомянуть — Отто Вейнингер. Несмотря на то что он был стопроцентным евреем, Гитлер упоминает его в «Застольных Речах» (HTG 1. 12. 41), а Эккарт в «Большевизме от Моисея до Ленина». Поскольку книга «Пол и Характер» венца Вейнингера являлась, быть может, самой популярной в первые десятилетия XX века, а Гитлер именно тогда жил в Вене, вне всякого сомнения он ее читал, тем более что исследование касалась проблем которыми фюрер всегда интересовался. Так вот, свою философию Вейнингер перенял у Шопенгауэра и Вагнера, которого он назвал «величайшим человеком после Христа». Все как у Гитлера. Глава XI «Моей борьбы», в упрощенной форме повторяет все без исключения выводы сделанные Вейнингером в главе «Еврейство». Ну и наконец Эккарт, которого Гитлер специально обозначает в своей книге, был христианином, а Вейнингера называл «единственным порядочным евреем».

Из евангелий видно, что Иисус Христос был родственником Иоанну. Предтечи Гитлера и сам фюрер в родстве с друг другом не состояли. Но… Вагнер считал Шопенгауэра величайшим философом и воплощал в музыке его философию. Ницше был последователем Шопенгауэра и Вагнера. Чемберлен обобщил взгляды Вагнера и Ницше, Вейнингер — Шопенгауэра и Вагнера, Йорг Ланц — Вагнера, Ницше и Христа. Таким образом, совершено очевидно, что все предтечи Гитлера состояли в духовном и интеллектуальном родстве.

Обозрев все это, приходишь сначала в недоумение, а затем и в смятение, когда видишь как самые выдающиеся интеллектуалы, провозвестники новых ослепительных доктрин, по сути находились в христианском болоте, кто по пояс, а кто и по горло. Можно только предположить, чего мог бы достичь размах их творчества и ценность научного наследства, если бы им удалось выкарабкаться из этого болота. Но опять-таки отметим: они были пророками и предтечами. Пророками того, кто значительно более чем они преуспел в деле очищения своего сознание от христианства, — Адольфа Гитлера.

Следует отметить, что Христос и Гитлер интеллектуально уступали всем своим пророкам и предтечам. Иудейские пророки Исайя, Иеремея, Иезекииль, Даниил, происходили из самых верхов общества, с царских, либо священнических семей. Ближе ко Христу были израильские пророки — Елисей, Илья и Иона, но в своих действиях они были куда более радикальными, хотя и не претендовали на роль «царей». Духовные предтечи Гитлера, так же были людьми весьма образованными. Вагнер, помимо музыки, великолепно знал древнегреческий язык и античную литературу, великолепно разбирался в средневековой истории и культуре. Другие любимцы Гитлера — Шопенгауэр, Ницше, Х. С. Чемберлен, Гобино, Йорг Ланц, Эккарт были также интеллектуальной элитой своего времени. Это ни сколько не умаляет значение как Гитлера, так и Христа, — они были призваны вкладывать мысли данных интеллектуалов в массы, для чего гением быть совсем необязательно. Оценивая качество передачи идей пророков массам, мы должны всегда руководствоваться качеством самой массы и степенью влияния на эти массы конкурентов. И Христос, и Гитлер, достигли здесь больших успехов, но Христос нашел очень опытных и влиятельных оппонентов в лице священнической верхушки, которая ликвидировала биологическую базу последователей Христа в Палестине, выпихнув его адептов за пределы своей страны. Гитлеру было легче, его противниками были социал-демократы, а также католическая и протестантская церковь, но эти структуры были уже в то время отмечены ярко выраженными необратимыми признаками деградации. Я не говорю о коммунистах, ибо те были противниками только до момента прихода Гитлера к власти, после чего подавляющее большинство из них стало людьми преданными национал-социализму.

Вообще и Гитлер, и Христос, являются конечными продуктами генезиса идей развивавшихся в продолжении нескольких столетий. Относительно Гитлера можно абсолютно точно заявить, что он ни разу не высказал принципиально новую мысль. Все, все что он говорил было сказано до него, естественно, его «предтечами» и как правило в более резких формах. К сожалению, нам весьма мало известно о внутренней жизни Иудеи от времени восстановления Второго Храма до рождения Христа. Произведения таких писателей как Иосиф Флавий показывают нам лицо этой жизни, но нас интересует не лицо, а изнанка, ибо как раз в той среде Христос и появился. Однако используя ряд стандартных гносеологических приемов мы можем довольно уверенно восстановить эволюцию бессознательной массы от периода когда Эзра возглавил возвращение иудеев в Иерусалим, до момента когда в Иерусалим впервые вошел Христос.

Религиозные пророки появляются и успешно действуют только тогда, когда между низшими и наиболее многочисленными слоями бессознательной массы с одной стороны, и религиозными верхами с другой, возникает отчуждение. Это необходимое и достаточное условие. В первые века христианства мы никаких реальных пророков не видим, для их появления нет никакой почвы, разница между паствой и мирянами незначительна и грань отделяющая обычного «уверовавшего в Христа» от номинального «папы», — весьма тонкая. За примерами далеко ходить не надо — тот же Августин, который принял Христианство примерно в 30 лет, всего через 60 лет после того как оно стало государственной религией Римской Империи, в итоге стал «отцом церкви» и в католичестве его авторитет был непререкаем. Когда религия, пусть самая мракобесная, на подъеме, даже интеллектуал может чувствовать себя в ее лоне довольно комфортно, ибо находится применение его интеллектуальному потенциалу. Про индивида без интеллекта, я и не говорю, имя того, кого называют богом, вызывает в нем однозначный внутренний страх, а фетишистские наклонности диктуют почтение к вещицам которые с этим новым богом ассоциируются.

Иудея во время появления Христа как раз и представляла общество, где пропасть между обычной массой и духовенством была просто колоссальной, т. к. помимо всего прочего, священнические должности были тогда наследственные, их могли занимать только потомки колена Леви. Уже тогда Моисеев Закон не мог охватить собой все аспекты деятельности как отдельного иудея, так и социума в целом, поэтому возникала удобная почва для их вольного толкования, что еще больше запутывало массу и вызывало определенное недоверие к духовенству. Аналогичным обществом была и Германия начала века. Она просто созрела для появления человека который все расставил бы по своим местам. Но успех деятельности Христа и Гитлера не состоялся, если бы благоприятная обстановка не сложилась в соседних государствах, а именно этим можно объяснить легкость совращения в христианство государств с древними религиозными традициями или поразительно легкие территориальные захваты Гитлера. Давно было замечено, что мессия должен обязательно появиться «ко времени». И они появились.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу.

Гость
 Re: Mein Kampf - Манифест национал-социализма

#8

Сообщение Гость » 21 ноя 2019, 15:51

Gosha:
21 ноя 2019, 12:40
Вообще и Гитлер,
Вообще, Гитлер класть хотел на идеологические неувязочки, его не интересовали политические веяния как таковые, он много раз переобувался на лету, ему был важен его внутренний мир, и если вы с ним не согласны, будет поединок: либо он сдохнет, либо вы, победит сильнейший, что справедливо - Гитлер был тем еще социал-дарвинистом.
Ваш Крысовод, кто же еще?

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 67
Зарегистрирован: 18.10.2019
Откуда: Moscow
 Re: Mein Kampf - Манифест национал-социализма

#9

Сообщение Gosha » 22 ноя 2019, 10:17

Гость:
21 ноя 2019, 15:51
Вообще, Гитлер класть хотел на идеологические неувязочки, его не интересовали политические веяния как таковые, он много раз переобувался на лету, ему был важен его внутренний мир, и если вы с ним не согласны, будет поединок: либо он сдохнет, либо вы, победит сильнейший, что справедливо - Гитлер был тем еще социал-дарвинистом. Ваш Крысовод, кто же еще?
Дорогой Аноним у вас что нагорело? Вы посмотрите по сторонам найдете массу чиновников при Власти которые натворили больше вреда в России, чем сотворил Гитлер для Германии. Почему в Германии ненавидели Сталина потому что Сталин обобрал Восточную Германию. Насчет того что оккупанты разорили СССР это не критично, Косыгин вывозили заводы за Урал, то что не успевали вывезти коммунисты взрывали и уничтожали. Немцы бомбили города, но вот Ленинград почти три года блокады город остался цел. К примеру Сталинград за полгода боевых действий в городе осталось всего десяток полуразрушенных домов погибло или пропало без вести 72 тысячи из городского населения. Так что не только Вермахт жег и уничтожал населенные пункты, еще больше это делало РККА и Партийные власти СССР.

Отправлено спустя 4 минуты 10 секунд:
Ставка Верховного Главнокомандования

Приказ от 17 ноября 1941 года № 428

о создании специальных команд по разрушению и сжиганию населенных пунктов в тылу немецко-фашистских войск

г. Москва

Опыт последнего месяца войны показал, что германская армия плохо приспособлена к войне в зимних условиях, не имеет теплого одеяния и, испытывая огромные трудности от наступивших морозов, ютится в прифронтовой полосе в населенных пунктах. Самонадеянный до наглости противник собирался зимовать в теплых домах Москвы и Ленинграда, но этому воспрепятствовали действия наших войск. На обширных участках фронта немецкие войска, встретив упорное сопротивление наших частей, вынужденно перешли к обороне и расположились в населенных пунктах вдоль дорог на 20—30 км по обе их стороны. Немецкие солдаты живут, как правило, в городах, в местечках, в деревнях, в крестьянских избах, сараях, ригах, банях близ фронта, а штабы германских частей размещаются в более крупных населенных пунктах и городах, прячутся в подвальных помещениях, используя их в качестве укрытия от нашей авиации и артиллерии. Советское население этих пунктов обычно выселяют и выбрасывают вон немецкие захватчики.

Лишить германскую армию возможности располагаться в селах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населенных пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и теплых убежищ и заставить мерзнуть под открытым небом - такова неотложная задача, от решения которой во многом зависит ускорение разгрома врага и разложение его армии.

Ставка Верховного Главнокомандования ПРИКАЗЫВАЕТ:

1. Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40—60 км в глубину от переднего края и на 20—30 км вправо и влево от дорог.

Для уничтожения населенных пунктов в указанном радиусе действия бросить немедленно авиацию, широко использовать артиллерийский и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами.

2. В каждом полку создать команды охотников по 20—30 человек каждая для взрыва и сжигания населенных пунктов, в которых располагаются войска противника. В команды охотников подбирать наиболее отважных и крепких в политико-моральном отношении бойцов, командиров и политработников, тщательно разъясняя им задачи и значение этого мероприятия для разгрома германской армии. Выдающихся смельчаков за отважные действия по уничтожению населенных пунктов, в которых расположены немецкие войска, представлять к правительственной награде.

3. При вынужденном отходе наших частей на том или другом участке уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населенные пункты, чтобы противник не мог их использовать. В первую очередь для этой цели использовать выделенные в полках команды охотников.

4. Военным Советам фронтов и отдельных армий систематически проверять как выполняются задания по уничтожению населенных пунктов в указанном выше радиусе от линии фронта. Ставке через каждые 3 дня отдельной сводкой доносить сколько и какие населенные пункты уничтожены за прошедшие дни и какими средствами достигнуты эти результаты.

Ставка Верховного Главнокомандования
И. СТАЛИН
Б. ШАПОШНИКОВ
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу.

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 67
Зарегистрирован: 18.10.2019
Откуда: Moscow
 Re: Mein Kampf - Манифест национал-социализма

#10

Сообщение Gosha » 23 ноя 2019, 12:45

Глава вторая Рождество

В период 1930 -1939 годы насколько повезло Германии с Адольфом Гитлером, настолько же не повезло СССР с Иосифом Сталиным, первый был похож на Христа, а второй на Иуду делал одно, говорил совершенно другое, а на уме имел уже третье.

Если кто приходит ко мне, и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а при том и самой жизни своей, тот не может быть учеником моим. Христос (Лк. 14, 26)

По сравнению с дамами-интеллектуалами моя мать, конечно же проигрывала. Она жила ради мужа и детей… Но она подарила немецкому народу великого сына. Гитлер (HTG 10. 03. 1942)


К великому сожалению мы не знаем когда точно появился на свет Иисус Христос. В евангелиях этот всегда важный для древних вопрос, как-то стыдливо, а может и сознательно обойден. Прослеживается ряд событий по которым можно было бы восстановить примерную дату его рождения, имеется ввиду прежде всего перепись населения проведенная в восточных провинциях Римской Империи по приказу Августа, но опять-таки — ни в римских, ни в иудейских источниках той поры, нет никаких указаний на сам факт проведения такой переписи. В Иудее шел 3760 год от сотворения мира, в Греции — 776 год от первой Олимпиады, в Риме — 750 год от основания города. Дата рождения Гитлера нам известна точно — 20 апреля 1889 года, на это есть документы. Но и Гитлера, и Христа, объединяет весьма схожая и довольно туманная родословная. Впрочем, такая родословная — непременный спутник практически каждой личности которая впоследствии имела колоссальное влияние на умы.

О Марии — матери Христа, евангелия сообщают совсем немного, о ее рождении — не сообщается вообще ничего. Официальная церковь руководствуется так называемым «священным преданием», устными пересказами записанными много позднее смерти Христа. Из «священного предания» известно, что Мария была единственным ребенком в семье благочестивых Иоакима и Анны и родилась когда супруги были уже очень стары, что воспринималось тогда как исключительная Божья милость. Иоаким происходил из рода Давида. Посвященная по иудейскому обычаю Богу, Мария, дала обет хранить девство, но опять-таки, по тому же обычаю, в четырнадцать лет ее обручили со старцем Иосифом, который это девство должен был охранять. Иосифу тогда было 80 лет, и он, по родословной выводимой в евангелиях (Мтф. 1, 1–18; Лк. 3, 23–38), также происходил из рода Давида, т. е. Мария и Иосиф были пусть дальними, но родственниками.

О матери Гитлера, Кларе Пельцль, информации значительно больше, и, что самое главное, информация абсолютно точна. Родилась она в 1860 году и в 20 лет вышла замуж за Алоиза Шикльгрубера, которому в тот момент было почти 50 лет, брак с Кларой был у Алоиза уже третьим. Судя по тому, что Иосифу было 80 лет, можно с большой вероятностью заключить, что и его брак с Марией также был не первым, относительно этого предположения существует предание, что один из семидесяти апостолов, Иоанн Праведный, — первый Иерусалимский епископ, — был сыном Иосифа Обручника от первого брака. Особенно примечательно то, что и Клара, и Алоиз, происходили из одной и той же деревушки Вальдвиртель и прадед Клары являлся дедом Алоизу, то есть они находились в третьей степени родства, в то время как католическая церковь разрешала браки начиная с четвертой степени, поэтому для заключения требовалось разрешение местного пастора. Как бы там ни было, брак состоялся.

Итак, Мария только предварительно договорившись о замужестве, но еще не обручившись, немедленно заявляет Иосифу что она беременна. «По обручении матери его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалась что она имеет во чреве от духа святого. Иосиф же муж ее будучи праведен и не желая огласить ее, хотел тайно отпустить ее» (Мтф. 1, 18–19). Через 9 месяцев у Марии родился сын которого назвали Иошуа (Иисус).

По иудейскому закону, установленному еще Моисеем, всякий рожденный в Израиле первенец подлежал посвящению Богу, для чего на сороковой день его приводили в храм, где в качестве искупительной жертвы, в зависимости от достатка, приносился либо ягненок, либо пара голубей. Именно пару голубей и принесли Мария с Иосифом. Впоследствии они каждый год брали Иисуса на празднование Пасхи в Иерусалимский храм.

В отличии от Марии, Адольф Гитлер был у своей матери аж четвертым ребенком, однако три первых (два сына и дочь) умерли в раннем детстве. Совершено точно известно, что маленький Адольфик родился в 6. 30 вечера. Вроде бы пустяк. Но мы знаем, что в момент рождения Иисуса в небе появилась звезда (Мтф. 2, 2). И если предположить что Иисус родился именно 25 декабря, то время когда на широтах на которых расположена Иудея появляются в этот день звезды — примерно 6–7 вечера — время наступления темноты, поэтому когда Иосиф с Марией шли в Назарет, им пришлось экстренно остановиться в пещере, которую пастухи использовали для загона скота, где Мария и разродилась. Мы, рационалисты, конечно считаем что время появления того или иного человека не имеет решающего значения, но для астролога такие данные исключительно важны. Приходится удивляться, как евангелисты, то есть люди восточные, где астрология была, наверное, самой уважаемой и обожаемой наукой, перед которой трепетали первые лица государств, не зафиксировали точной даты рождения Иисуса. Дело здесь видимо в том, что сам Иисус (а после и Мария) по каким-то причинам скрывал ее, либо вообще ее не помнил, последнее, правда, маловероятно. Как и Мария, благочестивая Клара Пельцль решила посвятить своего единственного выжившего ребенка служению богу и в 8 лет Адольф был отправлен в школу при бенедиктинском монастыре, что по ее мнению должно было помочь сыну стать священником. Он также успешно пел в церковном хоре. Однако вскоре Адольф был исключен из школы, по одной из версий его застали курящим.

Теперь о месте рождения. Предки Христа, во всяком случае Мария, происходили из галилейского города Назарет. Там и должен был появиться Христос, если бы не эта туманная перепись которую затеяли римские власти, вынудившую их отправиться в Вифлеем. Многие гностики считают, что это было сделано специально, дабы исполнилось пророчество Михея (Мих. 5, 2) о том, что мессия должен прийти из Вифлеема. К тому времени между Иудеей с одной стороны, и Галилеей и Самарией с другой, уже обозначились весьма и весьма существенные различия. Начало им положил раскол возникший после смерти Соломона и прихода его сына Ровоама. От несговорчивого Ровоама моментально отложилось десять из двенадцати израильских колен, да и само царство было поделено на Иудейское и Израильское. Большую часть своего существования возникшие царства провели в междоусобных войнах. Постепенно усиливающиеся разногласия в вопросах религии, привели к тому, что иудеи, в чьих пределах находился Иерусалимский храм, смотрели на самарян как на язычников, более того, всякие контакты, тем более браки, между гражданами этих государств считались неприемлемыми. Положение серьезно усугубили Ассирийский царь Салманасар, уничтоживший в 722 г. до н. э. Израильское царство и переселивший большую часть жителей в разные районы своей империи, и Навуходоносор — вавилонский царь — разрушивший Иерусалим и Первый Храм, уведя в плен три тысячи наиболее влиятельных иудеев. Со временем, и иудеи, и самаряне, в массе своей вернулись на родину, но это уже были народы говорившие на разных, хоть и похожих языках, и отделяемые пропастью в вопросах религии. Самария, частью которой являлась Галилея, имела своего римского тетрарха и по отношению к Иудее была типичной «заграницей». Тем не менее, как явствует из некоторых источников, и в Самарии жили люди которые придерживались существующего в Иудее религиозного канона (несмотря на переселение макковейским князем Шимоном Тарсисом «всех» галилейских евреев в Иудею) и раз в год приходили в Иерусалим дабы принести жертву во вновь отстроенный храм. Город Назарет, где родился Христос и где прошли первые десятилетия его жизни, находился довольно далеко от Иудеи, но именно такими правоверными самарянами были его родители. Правда, в евангелиях сказано: Мария и Иосиф были из рода Давида, т. е. должны были принадлежать к колену Иуды, одному из двух колен которые образовали Иудейское царство. Хотя, все возможно, и представители иудейских колен вполне могли оказаться в Самарии.

Гитлер родился в городке Браунауам-Инн. «Счастливым предзнаменованием кажется мне теперь тот факт, что судьба предназначила мне местом рождения именно городок Браунау-на-Инне. Ведь этот городок расположен как раз на границе двух немецких государств, объединение которых по крайней мере нам, молодым, казалось и кажется той заветной целью, которой нужно добиваться всеми средствами». (MK 1, 1).

Отношения между тогдашней Австрией (точнее — Австро-Венгрией) и Германией, — были во многом похожи на отношения между Иудеей и Самарией во времена рождения Христа. Эти две страны тоже много раз воевали друг с другом, последняя война закончилась в 1866 году. Империя Габсбургов представляла из себя полиэтнический пирог, где из 55 миллионов жителей, только 9 были, собственно, немцами. С каждым годом в Австрии усиливалась политическая нестабильность и взгляды всех «национально мыслящих» немецких активистов были обращены в строну Германии, могущество которой непрерывно усиливалось. Не будем забывать, что и в религиозном отношении эти страны сильно различались. Если в Германии все-таки большинство составляли протестанты, то в Австрии явно доминировали католики, а остальную часть верующих делили между собой различные православные и униатские конфессии. В такой католической семье и родился Гитлер. Позже, став вождем НСДАП, а потом и всей Германии, он, видимо испытывая некоторое неудобство за то что его угораздило некоторое время считаться, пусть номинально, католиком (а почти все великие немцы и все его предтечи были протестантами!), в своих антихристианских высказываниях будет поносить католическую церковь куда в большей степени чем протестантскую.

Социальное происхождение Гитлера и Христа также было идентичным. Мария и Клара не имели какой-либо специальности и посвятили себя ведению домашнего хозяйства. О матери Гитлера говорили что «не было ничего такого, что могло вызвать у нее улыбку». Но аналогичный образ имеет и Мария. Иосиф, номинальный «отец» Христа, по профессии был плотником (Мрк. 6, 3), Алоиз Шикльгрубер в юные годы учился на сапожника, как отец Сталина, позже, став таможенным служащим, он регулярно напивался и являл собой тип мелкого комнатного деспота, подобное творил Виссарион Джугашвили. И подобно тому как Иисус в детстве помогал Иосифу плотничать, Адольф помогал своему отцу, часто таща его домой в мертвецки пьяном состоянии.

Мы не знаем когда Христос почувствовал свое призвание пророка. Понятно, что произошло это до принятия им крещения от Иоанна, но он однозначно избрал объектом своей деятельности Иудею, а ее главным пунктом — Иерусалим. Аналогично и Гитлер. Будучи по рождению австрийским немцем, он еще в 12 лет пришел к выводу «что упроченье немецкой народности предполагает уничтожение Австрии…. что габсбургская династия была несчастьем немецкого народа» (MK 1, 1). Здесь мы имеем типичный пример подлинного пророка всегда чувствующего где именно его деятельность может иметь наибольший успех. Исторических промеров здесь очень много, но эти два — наиболее выдающиеся. Ведь если бы Христос ограничил свою мессианскую деятельность Самарией, а Гитлер — Австрией, вряд ли мы сейчас вообще что-то знали бы об этих людях, ибо ни Самария, ни Австрия, не были государствами которые могли бы сыграть серьезную историческую роль. Точнее — Австрия таким государством уже не была, а Самария так и не стала. Гитлер поступив во время войны в Баварский полк, вообще отказался от австрийского гражданства и только необходимость участия в выборах в Рейхстаг заставила его принять в 1929 году германское гражданство. Лицом без гражданства был и Христос.

Все пророки, с самого раннем детства имеют очень острое ощущение реальной силы. Выражаясь простым языком — они ясно чувствуют на кого, или на что можно «поставить». Сами являясь пассионариями, причем высочайшего порядка, они инстинктивно чувствуют бессознательное пассионарное ядро и моментально к нему стремятся. Но их ранние годы безусловно не выдавали в них тех личностей о которых мы сейчас знаем и самый важный момент в их деятельности — найти ту точку опоры которая окончательно обозначила бы вектор их деятельности. Люди дающие такую установку «мессиям» и есть те самые «крестители».
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу.

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 67
Зарегистрирован: 18.10.2019
Откуда: Moscow
 Re: Mein Kampf - Манифест национал-социализма

#11

Сообщение Gosha » 24 ноя 2019, 13:30

Глава третья Крещение

Не может быть у рабочих веры в вождей там, где вожди прогнили в дипломатической игре, где слово не подкрепляется делом, где вожди говорят одно, а делают другое. ("Речь в германской комиссии VI пленума ИККИ" т.8 стр.114.)
«Много званных, но мало избранных» Христос (Мтф. 22, 14)
«К роли вождя призван только герой» Гитлер (МК 1, 11)


Мы приближаемся с кульминационному моменту в жизни Христа и Гитлера, к моменту благодаря которому мы, собственно, о них знаем и благодаря которому они стали теми, кем они стали. У Христа — это крещение в Иордане от Иоанна Крестителя, у Гитлера — вступление в Германскую Рабочую Партию. Им обоим было тогда по тридцать лет.

Период в жизни Христа от двенадцати до тридцати лет — белое пятно. Мы так никогда не узнаем о духовной стороне его деятельности в эти годы, но можем реконструировать генезис его мыслей, проложивших путь от сына плотника к без пяти минут царю. Из всех дошедших до нас биографий Иосифа и Марии, как канонических, так и апокрифических, совершено ясно, что хотя они были людьми благочестивыми, их способность передать Иисусу более-менее стройные знания об иудейской религии и вообще стройное мировоззрение выглядит весьма сомнительной, ибо в те времена иудаизм переживал эволюционный процесс и религиозная верхушка была разделена на секты фарисеев, садуккев, ессеев, а уже при жизни Христа появилась секта зелотов. Разумеется, все они настаивали на правильности своего варианта трактовки мойсеева закона и книг пророков. Самой мощной сектой были фарисеи (неправильная греческая транскрипция слова «перушим» — «отличающиеся»). Можно точно утверждать, что набор представлений который усвоил Христос был одинаково далек от идеологии всех четырех сект.

Вообще, краеугольный камень всего что изрек Христос — это провозглашение себя «сыном божьим». Такого до него не позволял себе никто: ни величайшие иудейские пророки, ни самые могущественные цари. Понятно, что подобная мысль не могла возникнуть у него абсолютно самостоятельно. Обязательно должны были существовать предпосылки и возникли они в самом раннем детстве.

Христос не знал кто был его истинный отец. Этот вопрос не мог оставлять его равнодушным, хотя бы из-за предубеждения, которое существовало в отношении незаконнорожденных детей в таких патриархальных обществах каковыми были тогдашние Самария и Иудея. Будучи маленьким ребенком он наверняка часто спрашивал Марию: «а чей я сын?» или «от кого я родился?», и получал ответ: «от бога сынок, от бога». Надо ведь было что-то ответить. Не следует также игнорировать возможный факт, что рождение Христа, я имею ввиду дату, место, время, — могло действительно соответствовать определенным указаниям пророков, как известных, так и неизвестных. Маленький Иисус уже в 7–8 лет мог значительно опережать своих одногодков в умственном развитии (как и Гитлер), что тоже наложило отпечаток на его сознание. Ведь божьими посланниками, а то и «сыновьями» считают себя многие, другое дело что немногие решаются себя таковыми объявить и, как правило, такие люди явно ненормальные. Относительно подобных мыслей у индивидов без явных клинических симптомов мы и вовсе останемся в полном неведении. Личность Христа была примечательна тем, что она аккумулировала в себе, в гипертрофированной понятно форме, несколько задатков необходимых для провозвестников новых доктрин (Христос) или вообще новых эр (Гитлер). Главное — Христос действительно был абсолютно уверен, что он — сын бога. Этому могли способствовать случайные обстоятельства, на которые обычный человек не обратил бы никакого внимания. В Евангелии от Луки (Лк. 4, 16–20) описывается интересный эпизод, когда Христос в храме своего родного города Назарет читал стих из Книги Исайи (каждый читал по стиху и постепенно очередь дошла до него), а стих был следующий: «Дух господень на мне, ибо он помазал меня благовествовать нищим и послал меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу. Проповедовать лето господне благоприятное» (Исайя 61, 1–2). Совершенно ясно, что здесь Исайя говорил про себя, но Иисус констатирует: «Исполнилось писание сие услышанное вами», естественно видя его исполнение в себе самом. Если мы полностью абстрагируемся от множества абсурдных констатаций, то взгляды Христа можно признать вполне состоятельными и довольно стройными, несмотря на то, что следование им вело к полнейшему разрушению личности. Всю свою деятельность, во всех ее мелочах, Христос подчинил одной задаче: убедить всех кого возможно и в первую очередь апостолов, что он действительно божий сын. Одновременно Христос терзался сомнениями: удается ли это ему? — поэтому назойливо спрашивал апостолов «за кого люди почитают меня, сына человеческого?». И слышал неутешительные ответы: «за Иоанна Крестителя», «за Иеремею», «за Илью», «за одного из пророков» (Мтф. 16, 13–16). Сам Петр не желая травмировать легко ранимую психику Иисуса, когда этот вопрос был задан лично ему отвечал: «ты Христос, сын бога живого». Христос взамен произнес панегирик в адрес Петра. Легко все-таки угодить пророкам!

Но простое самосозерцание себя «божьим сыном» не могло продолжаться бесконечно и оно тяготило Иисуса. Ему было крайне необходимо признание собственного статуса со стороны достаточно авторитетного (в его глазах) человека. И такой человек нашелся. Им был дальний знакомый Иисуса — Иоанн — образованный пророк-отшельник, не брезгующий как изобретением собственных обрядов, так и мелкими интригами в царском окружении. Собственно, сам Иоанн давно искал такого человека как Иисус. Для Иисуса данный поворот был крайне неожиданным — он сам пришел креститься у Иоанна, а тот, моментально оценив ситуацию, заявляет — «мне надобно креститься от тебя, и ты ли приходишь ко мне?» (Мтф. 3, 14). Приблизительно так вербуют своих агентов опытные разведчики. Христос тогда едва достиг тридцати лет, хотя хотелось бы конечно подсчитать точное количество лет, месяцев и дней. Но к сожалению, из Евангелий мы никак не можем вычислить дату рождества и крещения Иисуса. И Гитлеру было тоже тридцать лет. Подобно тому как Христос странствовал по Иудее, пока не встретил Иоанна, Гитлер целыми днями бесцельно бродил по улицам постреволюционного Мюнхена посещая различные политические сборища. 12 сентября 1919 года Гитлер, бывший после войны офицером по политпросвещению, был направлен на собрание никому не известной Немецкой Рабочей Партии, которое проводилось в пивной «Штернэкке». «В комнате я нашел 20–25 человек принадлежавших к низшим слоям населения. Впечатление было неопределенное… Слово взял один «профессор»… он самым настоятельным образом советовал чтобы она (партия. M. B.) прибавила в свою программу один важный пункт, а именно «отделение Баварии от Пруссии»… Тут я не выдержал и тоже записался в число желающих говорить. Я резко отчитал ученого профессора и в результате мой ученый еще раньше, чем я успел закончить свою речь, удрал как собака политая водой. Пока я говорил, меня слушали с удивленными лицами. Когда я кончил и стал прощаться, один из слушателей сунул мне в руку какую-то книжечку, прося меня самым настоятельным образом чтоб я на досуге прочитал эту вещь. На завтра я проснулся около пяти утра. Вспомнил я о брошюрке… и решил тут же прочесть ее. Автором ее был тот рабочий который дал ее мне… ее название «Mein politische Erwache» («Мое политическое пробуждение»)… Книжка описывала нечто совершенно аналогичное тому что мне пришлось саму пережить 12 лет назад. Непроизвольно передо мной прошло… мое собственное прошлое. Затем я стал уже забывать о брошюре, как вдруг через несколько дней получил открытку в которой мне сообщалось что я принят в члены «немецкой рабочей партии». Конечно, я был удивлен таким способом вербовки…. Я не принадлежу к той породе людей которые сегодня начинают одно дело, а завтра другое, с тем чтоб послезавтра искать третье. Я знал что если вступлю в нее, то должен буду отдаться делу без остатка. Я знал, что принимаю решение навсегда, что сделав этот шаг отступать уже не буду… Теперь сама судьба подавала мне знак… Это было самое важное решение в моей жизни. Ни о каком отступлении назад, конечно не могло быть и речи. Я сделал заявление, что готов вступить в члены «немецкой рабочей партии», и получил членский билет номер семь» (MK 1, 9).

Примечательно: Гитлер пишет, что желание «заняться политикой» у него появилось тогда, когда в госпитале он услышал о капитуляции Германии. Но в госпиталь он попал отравившись горчичным газом во время форсирования речки Ипр. Так что вода, имеет отношение не только к крещению Иисуса, но и к крещению Адольфа. Человеком написавшим брошюру так понравившуюся Гитлеру, был Антон Дрекслер (1884–1942). Именно он сыграл роль Иоанна Крестителя для будущего фюрера. Позже он писал: «Нелепый маленький человек стал членом номер семь нашей партии». Однако всего через год Гитлер займет пост единоличного лидера Немецкой Рабочей Партии, переименует ее в Национал-Социалистическую Рабочую Партию, а Дрекслеру оставит чисто номинальный пост «почетного председателя», который тот будет занимать вплоть до запрета партии в 1923 году. Впрочем, Дрекслер не претендовал на большее.

Нечто совершенно идентичное происходило и в Иудее. Иоанн Креститель спокойно проповедовал в окрестностях Иерусалима о приходе будущего мессии. Никому из власть имущих до него не было решительно никакого дела, но Иоанн и не претендовал на особую «громкую» роль. Он не являл чудес, никого не исцелял, не воскрешал, никем себя не называл, настойчиво подчеркивая что «за мною идет муж, который стал впереди меня, потому что он был прежде меня» и по типу поведения его можно было бы отнести к секте ессеев. Не исключено что Иоанн и принадлежал к данной секте, ведь он был сыном священника. (Лк. 1, 5) Помимо всего прочего, Иоанн проводил обряд крещения в воде, а на похожий обряд указывает в частности Иосиф Флавий (см. «Иудейски древности», «Иудейская война»). Иоанн никуда не спешил и не строил никаких долгосрочных планов. Когда его спрашивали кто он такой, он отвечал в стиле пророка «Я глас вопиющего в пустыне». (Иоанн 1, 23) Иоанн, как позже Дрекслер и Кь понимал, что он не способен осуществить то что задумал и подыскивал подходящего кандидата. Вскоре он нашел его, и, позже, другой Иоанн (Богослов) в своем варианте Евангелия писал: «На другой день видит Иоанн идущего к нему Иисуса и говорит: вот агнец божий который берет на себя грехи мира… Я не знал его, но для того пришел крестить в воде чтобы он был явлен Израилю» (Иоанн 1, 29–31). Если когда-нибудь появится евангелие от Дрекселра, там вполне может наличествовать такая фраза: «Я не знал его, но для того пришел в пивную «Sternecke» чтобы он был явлен Германии».

Как мы уже говорили, есть обоснованное предположение что Иоанн был приверженцем воззрении ессеев. Дрекслер тоже был членом секты. Называлась она «Общество Туле» («Thule Gesellschaft»). Кроме него туда входили Дитрих Эккарт, Рудольф Гесс, Альфред Розенберг. Имена знакомые.

Невозможно сколь либо точно утверждать насколько Христос оправдал чаяния Иоанна. Он однажды послал двух своих учеников к Иисусу спросить «ты ли тот, которому должно прийти или ожидать другого нам? «(Лк. 7, 20). В переводе на современный язык это значит «выполняешь ли ты все инструкции, или нам найти другого человека?». Иисус, однако, уже тогда находился на такой стадии развития своей деятельности, что мог бы ответить Иоанну все что угодно, но предпочел отрапортоваться: «слепые прозревают, хромые ходят, прокаженные очищаются, глухие слышат, мертвые воскресают, и нищие благоденствуют» (Лк. 7, 22). Сомнительно, чтобы для такой простейшей миссии Иоанн так долго выискивал бы кандидата. Вероятнее всего он был совершенно разочарован и по прошествии небольшого времени увяз в семейном скандале царя Ирода Антипы, за что и лишился головы (Мтф. 14, 1–11).

Также быстро разочаровался в своем избраннике и Дрекслер. Через год он был полностью отодвинут Гитлером в глубокую тень НСДАП. Сидя в тюрьме и диктуя Гессу «МК», Гитлер отзывается о Дрекслере без злобы, но и без уважения, точно так же как и Христос об Иоанне. «Господин Дрекслер, являвшийся тогда председателем местной мюнхенской группы, был рабочий. Большого ораторского таланта у него не было, кроме того, он не был и солдатом. Он не служил на военной службе, не был мобилизован и во время войны. Человек он был физически слабый и недостаточно решительный чтобы оказывать закаляющее влияние на мягкие натуры. Таким образом, оба председателя (имеется ввиду еще и общегерманский председатель Харер — М. В.) сделаны были не из того материала который нужен людям, чтобы внушать фанатическую веру в победу движения, будить железную энергию и, если нужно, с грубой решительностью устранять с дороги все препятствия мешающие росту новой идеи» (МК 1, 12). Иисус, в свою очередь, говорил народу побывавшему на проповедях Иоанна следующее: «что смотреть ходили вы в пустыню? трость ли ветром колеблемую? человека ли одетого в мягкие одежды? пророка? (Мтф. 11, 7–10). Т. е. Иоанн был ему уже не нужен. В конце-концов Христос прекратил все разговоры на тему «кто больше» заявив: «я же имею свидетельство больше Иоанна» (Иоанн 5, 36).

После выхода Гитлера из тюрьмы (декабрь 1924 г.) Дрекслер перешел к нему в явную оппозицию, но он был не тем человеком, который предпринимал бы какие-то активные контрдействия. Свою роль он выполнил. Точно как и Иоанн. И тот, и другой, нашли людей которые пошли дальше чем они. Здесь нет ничего удивительного, и разочарование предтеч в своих протеже процесс естественный, он служит показателем развития. Займись Иисус тем, чем занимался Иоанн, он остался бы просто «одним из». Займись Гитлер тем чем занимался Дрекслер и дальше окраинных мюнхенских пивных о нем бы никто и не узнал. Христос и Гитлер стали явлениями необратимыми. Как газ, или сказочный джин выпущенный из бутылки. И если бы «Манифест» Маркса появился бы во времена Иоанна, или если бы с ним сумел ознакомиться Дрекслер, то и тот, и другой, могли бы крестить (выдать членский билет) их, сопроводив свое действо пожеланием: «Приобретут же они весь мир!». Итак, Иоанн увидел Христа. И Христос увидел Иоанна. Дрекслер увидел Гитлера. Гитлер увидел Дрекслера и членов немецкой рабочей партии. Мы здесь можем воочию наблюдать насколько проницательный взгляд «предтечи» отличается от взгляда пусть даже самого «подготовленного» человека. Ведь ни Христос, ни Гитлер, казалось, совершенно не подходили не те роли, которые впоследствии заняли.

Посмотрите на иудейских и израильских пророков, этих мощных мужей, умевших одним своим видом доводить до толпы свои мысли. А Христос? Маленький человечек тридцати лет, субтильного телосложения, больше похожий на сушеную ящерицу, в действиях которого мы не находим ровным счетом ничего что требовало бы применения пусть даже самой незначительной физической силы. Гитлер бесспорно, обладал куда большим темпераментом, но и он, в самом крайнем случае, мог всего-лишь на кого-нибудь наорать (как правило на интеллигента, вроде того профессора в пивной). Из всего что Гитлер писал или рассказывал о своей военной биографии, неясно, убил ли он хоть кого-то, проткнул ли штыком? Но достоверно известно что он во время нудного сидения в окопах, часто погружался в рассуждения, к примеру, о Шопенгауэре. Странно не так ли? Внешне Гитлер наверняка проигрывал Христу, и никак не тянул ни на роль зачумленного ницшевского Заратустры которого он так любил, ни тем более на роль «белокурой арийской бестии» культу которой посвятил треть своей обширной книги. Но соматические данные, повторимся, не оказывают ни малейшего влияния на деятельность таких людей.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу.

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 67
Зарегистрирован: 18.10.2019
Откуда: Moscow
 Re: Mein Kampf - Манифест национал-социализма

#12

Сообщение Gosha » 25 ноя 2019, 13:04

Глава четвертая Апостолы

«С особой силой поднимет голову национализм. Он на какое-то время придавит интернационализм и патриотизм, только на какое-то время. Возникнут национальные группы внутри наций и конфликты. Появится много вождей-пигмеев, предателей внутри своих наций» - Сталин. Из записи беседы с А.М. Коллонтай, ноябрь 1939 года.

«Ученик не бывает выше своего учителя; но и усовершенствовавшись, будет всякий как учитель его» Христос (Лк. 6, 40)
«Организация вообще возможна лишь тогда, когда базой для высококачественного руководства служит более широкая масса, руководящаяся преимущественно чувством» Гитлер (МК 2, 5)


После крещения, Христос и Гитлер должны были уже самостоятельно изыскивать возможности для пропаганды своего мировоззрения (крещение такие возможности открыло), поэтому им необходимы были помощники, которые, с одной стороны, обладали бы самостоятельной ценностью, а с другой, — не затмевали бы личность «мессии». Выбор таких помощников — всегда дело весьма и весьма трудное и обычный человек столкнувшись с подобной проблемой вряд ли сможет удовлетворительно ее решить. Такой помощник стоит бесконечно выше простого знакомого или даже друга, который способен сделать самый неприличный поступок при наступлении подходящего момента и без зазрения совести. Из евангелий мы видим что Христос выбирал себе помощников, которых мы называем апостолами, чрезвычайно быстро и не следует думать что здесь имеет место всего лишь новозаветная сказка. Христос руководствовался своим внутренним зрением которое у него безусловно было и хотя он мог ошибаться, вероятность его ошибки, в том или ином выбираемом для апостольского служения, — была значительно меньшей чем у стандартного индивида который всегда и все пытается пропускать через фильтр своего, как правило невероятно искаженного, изуродованного и извращенного бесчисленными «истинами», мыслительного аппарата, которые он начинает впитывать с молоком матери, а затем до чудовищных пределов умножает их благодаря организованному давлению всех источников информации, причем не только массовой. Выбирая апостолов, Христос повел себя как животное или как нормальная женщина выбирающая нормального мужчину: он ей нравиться и все. Даже примитивная дружба далеко не всегда вписывается в логические схемы, а такие вещи как любовь или апостольское служение — и подавно. Но мы должны признать: КПД выбора Христа был необычайно высок. Из двенадцати апостолов его предал (о предательстве Иуды мы поговорим позже) только один, то есть количество предателей составило 8.3 %. Это совершенно феноменальный результат. Из людей подобных Христу, данный показатель был лучше только у Будды, но хитрый и куда более образованный Будда, пусть отдаленный, но все таки потомок арийцев захвативших Индию за 2300 лет до Христа, предусмотрительно пригласил не разного рода сброд шатающийся в долине Ганга, а животных. Их тоже было двенадцать. Пришли все. Не предал никто.

Тем не менее, Христос, несмотря на свою кажущуюся необычность, оставался азиатом до мозга костей. А одно из главных свойств такого типичного азиата — гипертрофированные родственные чувства и метафизическое восприятие семьи; семьи как части самого себя, семьи как некоего малого народа, к которому ты принадлежишь. Семейные узы имеют бесконечный приоритет перед любыми начальными условиями и дают сто очков вперед при заключении какой-либо сделки. Европейцы здесь, напротив, никогда не являли достойный пример и уже во время жизни Христа дело дошло до того, что римские императоры предпочитали передавать престол усыновленным наследникам, а не своим кровным сынкам, как правило — явным дегенератам. Но восток есть восток, и кумовство там и сейчас не более чем часть национальной традиции ( в России - тоже) и механизм предотвращающий наступление полнейшей анархии и правового хаоса.

Христос, как мы знаем, был единственным сыном Марии и братьев не имел, что впрочем, в свою очередь, не имело ни малейшего значения. Внимательно анализируя евангелия, мы находим, что Иосия, Яков, Симеон и Иуда (не Искариот) во первых называются братьями (Мтф. 13, 54–56), но и вскользь указывается, что их мать — Мария Яковлева — была сестрой Марии, т. е. они приходились ему двоюродными братьями. Правда есть данные что эти четыре апостола имели родство с Христом по линии Иосифа, но из тех же евангелий совершенно очевидно, что Иосиф не был биологическим отцом Иисуса. Кроме того, Матвей и Иоанн позднее однозначно называют Марию Яковлеву (Клеопову) как «сестру матери его» (Мтф. 27, 56; Иоанн 19, 25). Таким образом, Христос, не имея родных братьев, мобилизовал братьев двоюродных.

Все варианты евангелий, преподносят процесс выбора апостолов как этакий мимолетный эпизод. «И увидел мытаря, именем Левия, сидящего у сбора пошлин, и говорит ему: следуй за мною. И он оставив все встал и последовал за ним». (Лк. 5, 27–28) А ведь тогдашний мытарь, это аналог нынешнего налогового полицейского. Каково! Много говорят о звериной жестокости того времени. Говорят те, кто меньше всего о нем знает и чем меньше знают, тем больше говорят. Но найдется ли сейчас хоть один налоговый полицейский, который сможет «встать и последовать»? Очень сомневаюсь. Они быстрее распнут всех в ком заметят потенциальную угрозу своему статусу. В этом сомневаться не приходиться.

Но и Христос самостоятельно не выбирал первых апостолов — Андрея и Иоанна. На них ему указал Иоанн Креститель. В конечном итоге, именно эти двое оказались наиболее стойкими, и, что самое главное — полезными людьми. Иоанн был единственным в окружении Христа, кого мы можем зачислить, по крайней мере, в потенциальные интеллектуалы. Его «Апокалипсис» будоражит мистически настроенные умы не меньше чем басни средневекового плута Нострадамуса. В нем до сих пор что-то находят, вспомним какой ужас испытывают миллионы людей перед «числом зверя». Иоанн — единственный из апостолов сподобился умереть своей смертью прожив дольше всех.

Андрей прославился своими путешествиями. Древнерусская рукопись «Оповедь» описывает как Андрей продвигаясь на север посетил место где позже возник Киев, затем дошел аж до Валаама, где обратил первых жрецов Велеса в христианство. Последнее, впрочем, весьма и весьма сомнительно. Но если когда-нибудь будет доказано, что Андрей действительно посещал эти районы, его имя тогда смело может быть поставлено в один ряд с Эратосфеном, Марко Поло, Колумбом, Васко да Гамой и Куком.

Однако и неофиты призываемые Христом были такими же азиатами, поэтому от родственного принципа комплектования апостольского корпуса не отступали. Андрей привел своего брата Симона переименованного позже в Петра (Мтф. 16, 18). Петр впоследствии не совсем красиво себя поведет когда Христос будет взят под стражу. Он даст показания что не знает его. Но Христос простит Петра. В конце концов если Петр — чья-то ошибка, то в первую очередь — Христа. Это ОН недосмотрел.

Об обстоятельствах призвания остальных апостолов — Филиппа, Нафанаила, и Фомы, сведения отсутствуют. Последним был призван Иуда из Кариота, который стал Иудой Искариотом. В мирских кругах этот апостол самый известный. Он непосредственно сдал Христа иудейским властям, чем и прославился.

Изучая деяния апостолов становится совершенно очевидно, что качество их уменьшалось в зависимости от очередности призвание. Первые — Иоанн, Петр и Андрей — элита в свите Христа, Яков — несколько побледнее, но тоже ничего, остальные — обычные исполнители без всякой импровизационной искры, последний из призванных — Иуда Искариот.

А вот Гитлер выбирал «апостолов» в другую, менее романтичную и более испорченную (хотя бы тем же христианством) эпоху. Но и он имел свои преимущества, которые состояли в том, что не только он приближал к себе тех, кто по его мнению должен был идти с ним рядом до полного торжества национал-социализма, но и сами потенциальные «апостолы» тянулись к нему со всех уголков Германии, и не только ее.

Сколько было апостолов у Гитлера? Речь, понятно, нужно вести только о самом ближайшем окружении, о ветеранах партии, обеспечивших бессознательную и интеллектуальную привлекательность национал-социализма, что толкнуло в его объятья как массу, так и интеллектуалов. И здесь мы можем подсчитать это количество, так сказать, «задним числом». Для начала вспомним, что на так называемом «нюрнбергском процессе над фашистскими преступниками», перед «судьями» предстало 30 человек. Я долго изучал стенографические отчеты о заседаниях нюрнбергского трибунала, но логика которой руководствовались судьи вынося смертные приговоры, была совершенно непонятной. И если обвинения в «преступлениях против человечества» с очень большой натяжкой можно было применить к Кальтенбруннеру, Франку, и отчасти к Кейтелю с Йодлем, то в отношении всех остальных обвиняемых он выглядит совершенно нелепым, даже если подходить с позиции самых свирепых законодательств, которые когда-либо видела цивилизация. Но самое занятное здесь то, что приговоренных к смерти тоже было одиннадцать (то есть «двенадцать минус Иуда»). Вот их имена: Геринг, фон Риббентроп, Кейтель, Иодль, Розенберг, Штрайхер, Кальтенбруннер, Франк, Фрик, Заукель, Зейс-Инкварт. Геринг, правда, за несколько минут до ликвидации покончил с собой. Мы знаем, что из одиннадцати апостолов Христа, десять также умерли насильственной смертью, и здесь аналогия представляется вроде бы неполной, так как Иоанн умер своей смертью. Но… Сохранилось весьма авторитетное предание, что Иоанн приказал закопать себя живым своим собственным ученикам, то есть покончил с собой. Как Геринг.

Между апостолами Христа и ближним кругом Гитлера тоже существуют весьма и весьма четкие параллели. Так агрессивный здоровяк Андрей вполне соответствует Герингу, осторожный интеллигибельный Иоанн — Геббельсу, Иуда — мечтательному Гессу, несколько «дубоватый» Фома — «дубоватому» Риббентропу, горлопан Петр — Штрайхеру, экстремист (судя по оставленному евангелию) и врач Лука — Гиммлеру, ну и так далее. Правда данные аналогии можно объяснить сугубо необходимостью иметь окружение представляемое индивидами с разными чертами характера, которые искали и находили бы ключи к соответствующим психологическим типам массы.

Отношение «апостолов» Гитлера к Христу и христианству также заслуживает нашего внимания. Кроме Гитлера, устойчивую антипатию к христианству питали только Розенберг и Борман. Гиммлер, на словах декларируя свое к нему презрение, почему-то в разработанных им ритуалах и церемониях СС использовал символизм крестных ходов, литургий, таинств крещения, брака и т. п. Геббельс, которого Розенберг называл «аморальным приспособленцем» ничего против христианство не имел и его левые (а в молодости ультралевые) убеждения — тому самое веское подтверждение. Для Штрайхера антихристианство было лишь оборотной стороной антисемитизма, остальные «апостолы» фюрера, так или иначе, находились под воздействием христианских догматов, которые были усвоены в детстве и до конца не изжиты.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу.

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 67
Зарегистрирован: 18.10.2019
Откуда: Moscow
 Re: Mein Kampf - Манифест национал-социализма

#13

Сообщение Gosha » 30 ноя 2019, 14:48

Глава пятая Массы

«Этот народ невежда в законе, проклят он» Христос (Иоанн 7, 49)
«Какое счастье для правительства, что люди совершенно не думают». Гитлер (HTG 08. 01. 1942)


И Христос, и Гитлер, очаровывали массы. Разница только в количествах этих масс. Наибольшая аудитория которую удалось собрать Христу — 5000 человек, и еще один раз его собралось послушать 4000. (Мтф. 14, 21; 15, 38) А вообще, нельзя утверждать что Христос был оратором, все-таки во время проповедей он предпочитал окружать себя небольшими группами, насчитывающими, максимум, несколько десятков человек, а два вышеуказанных случая — исключение. С позиции наших современных знаний о психологии, а они не намного выше тех, которыми обладали избранные индивиды две тысячи лет назад, для пропаганды религиозных учений такой размер групп — наиболее оптимален, сейчас примерно столько собирается в среднестатистической церкви во время воскресной религиозной проповеди.

Гитлер, напротив, испытывал необходимость в максимально большой толпе, но начинал он подобно Христу, с маленьких групп, постепенно увеличивая их размер, по мере обретения опыта. Будучи начинающим, никому не известным политиком, он собирал в мюнхенских пивных и цирках по две-три тысячи человек, а для помпезных массовых инициаций, Гитлер, после прихода к власти, поручил своему молодому придворному архитектору Шпееру построить специальный открытый комплекс в Нюрнберге (т. н. «Цеппелиновы поля») где собиралось по полмиллиона человек, и, Дворец Нации, — вмещающий двести тысяч (проект остался нереализованным). Сложно представить как без всяких технических средств Христу удалось выступить бы перед полумиллионной аудиторией если бы такая и собралась, но абсолютно ясно что очень большое число слушателей ему было не нужно. Объяснение данной «нестыковки» следующее. Хотя Гитлер и Христос апеллировали к массам и периодически нуждались в контактах с ней, все же их речи воздействовали на разные области массового подсознания. Христос всегда стремился максимально сакрализировать свои появления перед толпой, — внезапно появлялся и внезапно исчезал, часто говорил притчами, загадками, настойчиво повторял одни и те же выражения, обращался к высшим силам, делал туманные предсказания, оставляя массе возможность их толковать самостоятельно и часто категорически запрещал отдельным индивидам рассказывать о проделанных чудесах. Это положение было усугублено первой неудачной попыткой появления Христа в Иерусалиме в качестве мессии (Иоанн 7, 2–52; 8, 2–59) на праздник Кущей (октябрь 30 г.). После данной авантюры пыл Иисуса несколько поостыл и он отчетливо осознал невозможность реального провозглашения себя иудейским царем, да и вся затея чуть было не стоила ему жизни (Иоанн 8, 59). Христу даже не удалось завербовать новых сторонников, в отличии от своего первого мимолетного пребывания в Иерусалиме в апреле того же года, на Пасхе, где его взгляды нашли отклик у фарисея Никодима, правда Никодим никому о дискуссии с Христом не рассказывал, что тоже вполне оправдано. (Иоанн 3, 1–21) Эту осеннюю попытку Иисуса можно уподобить неудавшемуся мюнхенскому путчу Гитлера, который как мы помним произошел так же осенью — 9 ноября. С тех пор, до своего второго пришествия в Иерусалим в качестве мессии, Христос проповедует по маленьким городам, но эффективность подобных проповедей невысока. Невысока потому, что Христос так и не научился говорить с массой. По сути, все, — и те кто стали его ближайшими сподвижниками, и те кто просто «уверовали в него», — оказались таковыми испытав грандиозное впечатление чудесами которые он непременно демонстрировал. Небольшое исключение составляет самарянка с которой Христос провел весьма странный диспут у колодца вырытого по преданию Яковом (Иоанн 4, 1–42), после чего самарянка всю оставшуюся жизнь «благовествовала» пока в 66 году не была брошена в колодец (интересно, не в тот ли самый?), и, некоторые апостолы, о вербовке которых толком ничего не говориться. Но зная психологию Христа, можно предположить, что в таких людях он мгновенно распознавал родственные души и демонстрация «чудес» в данном случае была попросту излишней.

Гитлер в подобных сложностях не нуждался. С массой он всегда говорил открытым текстом, в эпатирующей манере, и, собственно, не так важно было что он говорит, гораздо важнее было как он это говорит. И если Христа собирались слушать, то Гитлера приходили не только слушать, но и смотреть. Его выступление предварительно анонсировались, так что к началу собиралась достаточная толпа. Первые, кто видел его, моментально передавали по толпе «Гитлер идет!» (при таких обстоятельствах, например, Гитлера впервые увидел Геббельс, после чего ему сразу стало ясно что он может быть в лучшем случае «только вторым» — слова самого Геббельса).

Полностью понять выбор такой тактики общения с массами можно только если мы вспомним миссию Христа, а именно: разрушение и подавление воли отдельного индивида, его лучших чувств и побуждений, и Гитлера — последовательного волюнтариста, который эту волю пытался максимально высвободить, что представлялось совершенно необходимым для поднятия духа нации. Ведь внести «загрязнение» значительно легче, и саму процедуру трудно обратить. Вспомним, как легко смешать золото с минимальным количеством родственных металлов — платины или иридия, таких же драгоценных, но вот разделить, — совсем другое дело. Практически если что-то загрязнено, то полное очищение провести невозможно, следы все равно останутся. Вот почему христианское мышление нельзя искоренить до конца; даже в среде самых отъявленных рафинированных высших интеллектуалов, его можно только уменьшать от поколения к поколению, но сказать насколько затянется данный процесс невозможно. И в этом историческом витке генезиса воли европейского социума, — христианство стало началом процесса, национал-социализм — его завершением. И Гитлер, и Христос, общаясь с малыми группами, выдерживали схему речи аналогичную той, что применялась ими при общении с более значительной толпой, достаточно сравнить, например, диалоги Христа со случайными встречными или апостолами и речи произносимые перед толпами: одно и то же. Гитлер, в своих застольных разговорах, в еще более узком чем у Христа кругу, также ничего не менял в своих суждениях. А это важнейший показатель твердости убеждений.

Общая модель большинства речей Гитлера следующая: предварительная фабула в которой дается краткое содержание речи, затем убыстрение темпа, вновь краткая «успокаивающая» пауза, и, апогей: громогласный вывод из всего сказанного, после чего опять следует небольшая пауза, во время которой слушатели (если дело происходит на митинге) кричат «Хайль», после чего делается небольшое заключение, если не предполагается повторных «взрывов». Но откуда фюрер мог позаимствовать такую модель? Дуче и Геббельс строили свои речи совсем по-другому. Для меня не существует загадок в этом вопросе: по такому принципу строит свои увертюры к операм (да и сами оперы) Вагнер, у которого фюрер взял значительно больше чем многие думают. «Риенци», «Тангейзер», «Тристан», увертюра «Фауст», и, с некоторыми отступлениями, — «Голландец», «Мейстерзингеры», «Зигфрид» и «Сумерки» также чередуют вполне мягкое вступление, с постепенным убыстрением темпа, нарастанием внутреннего напряжения, после чего наступает кульминация: одновременные удары в литавры, колокольчики, тарелки, пронзительно-оглушительные звуки всех духовых инструментов и эффективные струнные пассажи. Говорят, в прошлом веке, люди во время исполнения вышеназванных произведений теряли сознание, подобно тому как это происходит на современных рок и поп концертах, но без предварительного «подогрева» наркотиками. Выдерживая такую модель фюрер доводил массы до откровенно исступленного состояния. Отхода от нее практически не наблюдалось, по крайней мере в тех речах которые мне довелось прослушать. Со стороны массы это выглядит следующим образом. Сначала ее вводят в курс дела (она приходит на встречу с фюрером уже заинтригованной), затем не давая ей опомниться подводят к моменту когда необходимо четко усвоить самые важные слова речи, после чего эти слова произносятся максимально громким голосом, не оставляющим ни малейшего сомнения в сказанном, что обеспечивает четкое программирование в подсознание, вызывая взрыв ответных эмоций. Ведь масса не только слушает, она еще и смотрит! А фюрер ведь не просто так специально отрабатывал движения при общении с массами!

Модель речи Христа во многом аналогична, но все-таки несколько иная. Когда он решает говорить с целью сформулировать очередной новый постулат, он начинает как бы ниоткуда. До того как им лично не сформулирован вывод из сказанного, совершенно не понятна цель его речи, да и сами эти речи более походят на кавказский тост, который всегда сопровождается небольшой притчей. Христос, правда, не произносит тостов (типа «так выпьем же за блудного сына!» (Лк. 15, 11–32) или «выпьем за здоровье милосердного самарянина» (Лк. 10, 30)), но выводы которые он делает запоминаются. Попробуйте прослушать речь Гитлера, а затем повторить ее. Ничего не получиться! А вот запомнить притчу или поучение Христа — совсем не сложно. Обобщая стиль взаимоотношений Гитлера и Христа с публикой, можно сделать вывод: по публике и пророк.

Приведем несколько фрагментов иллюстрирующих тип общения Христа и масс, которые являются перлами софистического жанра (и не только). Иисус продемонстрировал его в Иерусалимском храме во время праздника Кущей (см. выше). Самое поразительное, что и Христос в более мягкой форме, но все же выдерживал структуру речи которую демонстрировал фюрер. Нельзя утверждать что Гитлер позаимствовал это прямо из Евангелий, но достоверно известно, что и он, и еще раньше Вагнер, великолепно знали «первоисточник». Итак, вначале обмен спокойными повествовательными констатациями. Иисус: Я свет миру, кто последует за мной, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет в жизни. Фарисеи: Ты сам о себе свидетельствуешь, свидетельство твое не истинно. Затем следуют формально-логические экзерсисы, — партнеры как бы прощупывают друг друга. Иисус: Если я и сам о себе свидетельствую, свидетельство мое истинно, потому что я знаю откуда пришел и куда иду, а вы не знаете откуда я, и куда иду. Вы судите по плоти, я не сужу никого. А если и сужу я, то суд мой истинен, потому что я не один, но я и отец пославший меня. А в законе вашем написано, что свидетельство двух человек истинно. Я сам свидетельствую о себе и свидетельствует о мне отец пославший меня. Фарисеи: Где твой отец?

Нервное напряжение начинает нарастать. Темперамент Христа не в силах дальше сдерживать свои эмоциональные порывы. Но и терпение иудеев и фарисеев не беспредельно. Начинаются угрозы. Иисус: Вы не знаете ни меня, ни отца моего, если бы вы знали меня, то знали бы и отца моего. Я отхожу и будете искать меня, и умрете во грехе вашем, куда я иду, туда вы не можете придти. Иудеи (между собой): он убьет сам себя, что говорит «куда я иду вы не можете придти»? Христос продолжает «давить» и делает первые обобщающие заявления. Иисус: вы от нижних, я от высших, вы от мира сего, я не от сего мира. Поэтому я и сказал вам, что вы умрете во греках ваших, ибо если не уверуете, что это я, то умрете во грехах ваших. Иудеи несколько растерявшись спрашивают: Иудеи: кто же ты? А вот первый, пробный удар. Иисус: От начала сущий, как и говорю вам. Много имею говорить и судить о вас, пославший меня есть истинен, и что я слышал от него, то и говорю миру. Когда возненавидите сына человеческого, тогда узнаете что это я и что ничего не делаю от себя, но как научил меня отец мой так и говорю. Пославший меня есть со мною, отец не оставил меня одного, ибо я всегда делаю то что ему угодно. Если прибудете в слове моем, то вы истинно мои ученики. И познаете истину и истина сделает вас свободными. Иудеи: мы семя Авраамово и не были рабами никому никогда, как же ты говоришь «сделаетесь свободными»? Иисус: истинно, истинно говорю вам, всякий делающий грех, есть раб греха. Но раб не пребывает в доме вечно, сын пребывает вечно. Итак, если сын освободит вас, то истинно свободны будете. Знаю что вы семя Авраамово, однако ищете убить меня, потому что слово мое не вмещается в вас. Я говорю то, что видел у отца моего, а вы делаете то что видели у отца вашего. Иудеи продолжают защищаться не понимая толком с кем имеют дело: Иудеи: Отец наш есть Авраам. Иисус: Если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы. А теперь ищете убит меня, человека сказавшего вам истину, которую слышал от бога, Авраам этого не делал. Вы делаете дела отца вашего. А вот контрудар, хотя и «ниже пояса», впрочем, кто оговаривал рамки диспута? Это заявление и совершенно неадекватная реакция Иисуса более чем что-либо иное демонстрирует нам, — насколько важным был для него вопрос касающийся его происхождения. Кроме того, иудеи вторглись в область, которую он считал некой собственностью: они назвали отцом Бога, т. е. того, кого он сознательно считал своим отцом. Иудеи: Мы не от любодеяния рождены. Одного отца имеем, Бога. Апогей! Христос выдает все что он думает и о самих фарисеях, и об их «овцах». Это единственная его речь где он говорит предельно ясно, безо всякого словесного тумана.

Иисус: Если бы бог был отец ваш, то вы любили бы меня, потому что я от бога исшел и пришел, ибо я не сам от себя пришел, но он послал меня. Почему вы не понимаете речи моей? Потому что не можете слышать слова моего. Ваш отец дьявол и вы хотите исполнить похоти отца своего, он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины, когда говорит он ложь, говорит свое, потому что он лжец и отец лжи. А как я истину говорю, то не верите мне. Кто из вас обличит меня в неправде? Если же я говорю истину, почему вы не верите мне? Кто от бога, тот слушает слова божии, вы потому не слушаете, что он не от бога. И шокированные иудеи-фарисеи отступают, правда, продолжая защищаться. Иудеи: Не правду ли мы говорим, что ты самарянин и что бес в тебе? Иисус, также поняв что сказал лишнее, пытается снять напряжение, но это уже невозможно. Иисус: во мне беса нет, но я чту отца моего, а вы бесчестите меня. Впрочем, я не ищу моей славы, есть ищущий и судящий. Истинно, истинно говорю вам: кто соблюдет слово сое, тот не увидит смерти вовек. Иудеи: Теперь узнали мы что бес в тебе. Авраам умер и пророки, а ты говоришь: «кто соблюдет слово мое, тот не вкусит смерти вовек». Неужели ты больше отца нашего, Авраама, который умер? и пророки умерли: чем ты себя делаешь? Под занавес Иисуса опять заносит в область псевдофилософии, т. е. в область где он заведомо слаб. Иисус: Если я сам себя славлю, то слава моя ничто, меня прославляет отец мой, о котором вы говорите, что он Бог ваш. И вы не познали его, а я знаю его, и если скажу, что не знаю его, то буду подобный вам лжец, но я знаю его и соблюдаю слово его. Авраам, отец ваш, был рад увидеть день мой: и увидел, и возрадовался. Иудеи: Тебе нет еще пятидесяти лет, — и ты видел Авраама? Иисус: истинно, истинно говорю вам, прежде нежели был Авраам, я есть. (Иоанн 8, 12–59) Здесь диспут прекращается и обе стороны расходятся с обостренным чувством взаимной ненависти.

Гитлер в данном вопросе полностью аналогичен Христу, но он помимо всего прочего зная свои слабости, всегда избегал общения с группами где люди способные грамотно аргументировать свои мысли составляют сколь-либо заметный процесс. Вот где подоплека предпочтения фюрером максимально больших толп. Чем больше толпа, тем легче ей управлять. И хотя отношение Христа и Гитлера к интеллектуалам было совершенно одинаковым, все же Гитлер никогда не вступал с ними в прямую полемику, понимая что тут он не будет выглядеть так эффектно, как перед толпой. О толпе он говорил: «Народ не состоит из людей всегда способных здраво рассуждать. Народная масса состоит из людей, часто колеблющихся, из детей природы, легко склонных впадать в сомнения, переходить от одной крайности к другой и т. п. Как только мы допустили хоть тень сомнения в своей правоте, этим самым создан уже целый очаг сомнений и колебаний». (МК 1, 6) Христос таких вещей не понимал, для него люди действительно были одинаковы, точнее — он видел их одинаковыми и равными перед собой, но общение с массами было для него неприятной необходимостью, основную же свою энергию он тратил на провоцированию бесчисленных склок с фарисеями.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу.

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 67
Зарегистрирован: 18.10.2019
Откуда: Moscow
 Re: Mein Kampf - Манифест национал-социализма

#14

Сообщение Gosha » 06 дек 2019, 12:48

Глава шестая Идейные враги

Если я для чего то нужен, значит меня послали сюда высшие силы. Не говоря уже о том что она ужасно жестока эта единоспасающая церковь».
Гитлер (HTG 27. 02. 1942)
«Смотрите, берегитесь закваски фарисейской и саддукейской» Христос (Мтф. 16, 6).


Как провозвестники новых доктрин, Христос и Гитлер, снискали себе наибольших врагов в среде господствующих в их время религий, поначалу, однако, стремясь встроить свою систему взглядов в эти религии, благо ситуация как в Иудее первого века, так и в Германии первых десятилетий двадцатого, была весьма схожей.

За 63 года до рождения Христа, раздираемая бесконечными внутренними междоусобицами Иудея стала протекторатом Римской Империи, которая тогда приближалась к пику своего культурного развития. Приход римлян не столько способствовал стабилизации ситуации в Иудее, сколько обезопасил ее от внешних врагов, с завидной периодичностью совершавших свои вторжения. Как обычно бывает в подобных случаях, внешнеполитические разборки уступили место внутренним и в фактически теократическом государстве началась борьба религиозных партий, приведшая, в конечном итоге, к отстранению от власти династии хасмонеев и воцарению Ирода Великого. Его имя стало нарицательным, Ирод являлся неким иудейским предтечей Нерона, правда, не будучи чистокровным евреем, но если не брать в расчет тот удар который Ирод нанес по религиозной верхушке, можно констатировать, что в его царствие наблюдался значительный экономический прогресс. Как и все правители такого типа, Ирод выстроил в Иерусалиме ряд репрезентативных зданий, капитально реконструировал Храм, после чего, как утверждают очевидцы, он в своем великолепии не уступал Первому Храму построенному Соломоном. Во всяком случае, можно совершенно точно констатировать: к концу правления Ирода позиции Синедриона в Иудее значительно усилились, хотя в среде наиболее влиятельной партии — фарисеев — обозначились ощутимые расхождения в видении будущего генезиса иудейской религии, которую нужно было срочно приспосабливать к изменившимся социальным и политическим условиям. Дело кончилось тем, что фарисеи разделились на последователей двух основных школ — Шамая и Гилеля (4 год н. э.). Примерно на шестом году жизни Христа появилась новая секта — зелоты объединяющая ортодоксальных иудеев практикующих индивидуальный террор против агентов римского влияния. Одновременно, обострились мессианские чаяния евреев подогреваемые, по-видимому, разного рода «пророками» и просто болтунами. Одним словом, наблюдался явный интеллектуальный вакуум. Евреи его преодолеют только ко времени заключения вавилонского Талмуда то есть через 450 лет. Вот в этой обстановке и обозначился Христос.

А вот что происходило в Германии 1900 лет спустя. В 1918 году, под давлением внешних сил, Кайзер Вильгельм II вынужден был подписать акт о перемирии на условиях предложенных Антантой. Впоследствии эти решения были закреплены Версальскими соглашениями, в результате которых Германия фактически теряла полную независимость. Она не имела права разрабатывать наступательные вооружения, ей позволялось содержать лишь миниатюрную армию в 100 000 человек. Германия обязывалась платить одной из главных участниц войны — Франции, — чудовищные репарации, которые делали невозможным полноценное развитие государства. Влияние церкви, как католической, так и протестантской, начавшее существенно уменьшаться с конца XIX века, упало до минимальной отметки, т. к. массы испытавшие чудовищные стрессы меньше всего склонны сплачиваться вокруг деградирующих структур, но объединяются только вокруг тех, в ком они (массы) чувствуют силу. Конечно, то бесконечное множество квазихристианских, языческих и оккультных общин которые наводнили послевоенную Германию вряд ли могло служить образчиками такой силы, но не вызывает сомнения что они излучали пусть искусственный, но все-таки свет, хотя бы для части последователей. В отличии от иудейского интеллектуального вакуума, немецкий был значительно более выраженным и огромная популярность ультраправых и ультралевых идеологий одновременно, — тому подтверждение. Мы не сторонники тезиса об однозначном определении сознания бытием, но Христос и Гитлер появились там где они должны были появиться, хотя в принципе, могли бы и не появиться.

И Христос, и Гитлер, кто бы что не говорил об их системе взглядов, пытались всего лишь приспособить законы природы, в том виде в каком они их понимали, к окружающему реальному бытию. Поэтому среди религиозников они нашли наиболее удобный объект для метания идеологических стрел. К тому же оба рассматривали свои движения как прообраз будущей религиозной организации, объединяющей не всех, но избранных, ибо по-настоящему сплачивает людей только мировоззрение, но никак не политическая или еще какая-нибудь «ориентация», легко варьирующаяся во времени. А официальная религия была главным конкурентом в осуществлении этого плана.

Впрочем, здесь сыграло пикантную роль еще одно обстоятельство. Христос и Гитлер родились в весьма благочестивых семьях. Их репутацию «на людях» безусловно подмачивали щекотливые факты родословной (Гитлеру намекали на еврейских предков, Христу прямо указывали на незаконное рождение, что в Иудее было куда хуже, чем иметь еврейского дедушку в Третьем Рейхе), но они вряд ли могли иметь решающее значение при формировании мировоззрения обоих. С раннего детства они не только посещали храм, как это делают обычные люди; Гитлер успешно пел в детском католическом хоре, а Христос вел диспуты с «учеными людьми», которым наверняка интересно было беседовать с этим необычным ребенком, да и выражение «устами младенца глаголит истина» пошло не откуда-нибудь, а из Иудеи. Приверженность официальной церкви они сохраняли до вполне зрелого возраста, Христос — до момента крещения от Иоанна, Гитлер — примерно до написания «Майн Кампф», где он весьма почтительно и очень осторожно рассуждает о проблемах церквей, в частности рассказывая о трениях которые возникали между католиками и протестантами во время боевых действий.

Пример «Майн Кампф» может выглядеть не очень убедительно, ибо Гитлер при написании своей программной книги, подчеркнуто аккуратно подходил к оценке подобных вопросов, ведь он видел себя будущим фюрером, фюрером и протестантов, и католиков. А здесь необходимо было победить на выборах, где избирателями были люди в массе своей считающие себя верующими. Поэтому, как дополнительный аргумент, можно привести выдержки из книги одного из духовных наставников фюрера — Дитриха Эккарта «Der Bolschewismus von Moses bis Lenin», которая написана в форме диалогов самого Эккарта и Гитлера состоявшихся примерно в 1920–21 годах.

В ней Гитлер говорит следующее:

«Христос всегда был совершенно честным и искренним. Боже, разве не ясно, что там (в Палестине) столкнулись друг с другом два противоположных мира!»

«Баварская Народная Партия, например, прекрасно знает, что мы безоговорочно защищаем христианские основы нашей нации. Они также прекрасно знают, что мы прекратим иметь с ними дело, если они и дальше будут придерживаться своей нынешней политики».

«Мы не желаем разрывать друг друга на части в борьбе за власть. Мы хотим германизм, мы хотим истинное христианство. Мы хотим порядок и пристойность. И мы хотим прочно утвердить эти вещи, так, чтобы ими были удовлетворены наши дети и внуки».


И так далее, в подобном стиле. Читая это, становиться немного весело, особенно если вспомнить что к таким вдохновенным выражениям сейчас не прибегает в своих программных документах ни одна партейка со словом «христианская» в названии, вне зависимости от ее государственной принаделжнеосии. Так что «frontsoldat» Адольф и «dramatiker» Дитрих были христианами. Несколько позже будет официально «реанимирована» версия об арийском происхождении Христа, где его отцом будет назван римский легионер Пантера. Причины же разрыва Гитлера и Христа с официальной религией, следует искать анализируя общую схему эволюции мироощущения людей такого масштаба. Дело в том, что в их жизни всегда наступает один главный момент. Именно в этот момент к ним приходит абсолютное ощущение своего предназначения. Такой момент не приходит спонтанно, к нему ведет цепь причин, но наступает он всегда. По своей важности он сопоставим только с крещением. Христос и Гитлер почувствовали силу. Силу которая базировалась на их умении воздействовать на бессознательные массы и увлекать их своей мистической или квазимистической личностью. Когда индивид охватывает своим влиянием пусть не большинство, но значительное количество бессознательной массы, роль религии, как инструмента, для него резко уменьшается. Более того, она становиться помехой. В конце-концов люди не виноваты что они по факту своего рождения причисляются к той или иной конфессии. Вспомним, что Моисею Бог открылся только на восьмидесятом году жизни, Будда отнюдь не родился буддистом, а Мухамед — мусульманином, но тем не менее они дали начало новым религиям, ибо любая религия существует до тех пор, пока существуют люди мышление которых хоть как-то связано ее догмами. Здесь, кстати, концептуальная слабость арийского язычества перового тысячелетия до р. х.: оно абсолютно демократично. Современные мировые религии — это прежде всего организация. Она — превыше всего. Когда организация ослабевает, мировая религия растаскивается сначала на мириады безликих сект, а потом и просто растворяется в других религиях или поглощается ими. Примеры — протестантство и русское православное христианство. Параллельно мы наблюдаем активизацию ислама, которая обусловлена укрепляющимися связями мусульманских лидеров в последние 30–40 лет. А какие неимоверные усилия предпринимают иудеи пытаясь удержать в хоть каких-то рамках рассыпающуюся на глазах еврейскую диаспору!

И Гитлер, и Христос, создали свои организации. Организация Гитлера была, понятно, неизмеримо более грамотной и влиятельной чем организация Христа. Она объединила древние арийские доктрины и самые передовые технологические достижения, она управляла одной из наиболее культурных стран мира 12 лет. Но это не значит что потенциал 12 приближенных и 70 «обычных» апостолов Христа был слабее. Пока нельзя констатировать окончательный итог и мы еще на эту тему поговорим. Обе организации имели свои преимущества и свои недостатки, причем преимущества одной — были недостатками другой. Организация Гитлера опиралась исключительно на интеллектуалов. Те, кто ассоциирует национал-социализм с бритоголовыми штурмовиками и жлобами — военными вытирающими после обеда рот рукавом и насилующими девок прямо на столах с расстеленными штабными картами, видимо, ничего в его структуре не понимают. Такие подразделения были «руками» нацизма, а руки предназначенные для долгой и тяжелой работы, тем более для войны, — именно такими и должны быть. Посмотрите на современную американскую демократию, — у большинства не отягощенного интеллектом населения она ассоциируется только с химическими голливудскими качками типа Сталлоне и Шварцнеггера, а у «террористических» государств — с теми же качками только одетыми в форму морских пехотинцев и десантников: методы работы интеллектуалов всегда инвариантны по отношению к государству. Гитлер предостерегал, что в противном случае, «мы получим карликов с гигантскими головами». Орудием Христа, наоборот, было полное отсутствие интеллекта. Если в двух словах обозначить то, чему учил Христос, то можно сказать, что он учил никогда не пользоваться интеллектом. Каждый раз вполне логически выверенные вопросы апостолов наталкивались на его бурную реакцию. Поэтому система взглядов Христа потенциально могла распространиться быстрее идей национал-социализма, и, как всякая совершенно бессознательная доктрина, она была более универсальной. Но и менее устойчивой, т. к. наиболее низшие представители поздней античности, а именно они почти полностью составляли «паству», вряд ли смогли бы долгое время выдерживать первоначальный потенциал. Так христианство из небезопасного, но все же юродства, превратилось в опасное мракобесие, в бациллу парализующую все вокруг, в медленную смерть. Христианство — это медленная смерть!

Весьма уместно будет сравнить дошедшие до нас высказывания Христа о тогдашней правящей иудейской секте и реально документированные мнения Гитлера о христианстве. Для начала заметим, что и Христос, и Гитлер видели в господствующих религиях лишь приходящее явления обреченное на безусловное и необратимое вымирание. Христос: «Ибо так возлюбил бог мир, что отдал сына своего единородного, дабы всякий, верующий в него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал бог сына в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез него». (Иоанн 3, 15–17) Гитлер: «Бог сотворил людей. Людьми мы стали лишь благодаря смертному греху. Бог создал все предпосылки для этого. 500 000 лет, взирает он как люди безобразничают. Наконец ему приходит в голову мысль послать на землю сына божьего. Неимоверно все усложнил выбрав такой сложный путь! (HTG 27. 02. 1942) При всей кажущейся несовместимости приведенных высказываний, мы должны иметь ввиду, что Гитлер хотя и не считал себя «божьим сыном», неоднократно проговорился относительно своей миссии для которой он, понятно, послан свыше. Понятно и то, что Гитлер помня печальный опыт Христа выбрал структурно более простой путь и еще более простую систему доведения своих взглядов до бессознательных масс. Как и Христос, он считал что в религии главное не обрядовая сторона, а сознательное восприятие. Понятно, что католическое духовенство, как и фарисеи в случае Христа, были объектами наиболее яростных словесных (и не только) атак. Христос: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете царство небесное человекам; ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что поедаете домы вдов и лицемерно долго молитесь: за то примете тем большее осуждение. «(Мтф. 23, 13, 14) Гитлер: «В церковь ходят только старухи, поскольку они лишены земных радостей. Из них уже песок сыплется и толку никакого. Но в этой компании кое кто, а именно католические священники, заинтересованы во всей этой истории. Очень опасно, когда столь эгоистичные субъекты превращают идею творения в предмет для насмешек. Разве здесь над богом не измываются самым наглым образом? Чистейшей воды идолопоклонство, вот что ужасно. (HTG 27. 02. 1942)» Христу и Гитлеру были противны жертвы на церковь подаваемые в виде индульгенций. Они не считали необходимым для человека платить за спокойное душевное состояние. Христос: «Горе вам, фарисеям, что даете десятину с мяты, руты и всяких овощей, и нерадите о суде и любви божьей; сие надлежало делать и того не оставлять» (Лк. 11, 42).

Гитлер: «Если у меня нет гроша за душей, а в смертный час нет времени для покаяния тогда — все, конец! Но если я отложил 10 марок и заранее заплатил церкви, тогда порядок! Этого хотел тот кто сотворил мир? Если этому верит крестьянская девочка или какой нибудь малолетний пророк, я слова не скажу. Но когда в достаточной степени образованные люди почитают такие дьявольские суеверия! Сотни тысяч из-за них подвергли пыткам! А эта лицемерная проповедь любви ко всем!» (HTG 27. 02. 1942) А вот еще одно характерное высказывание. Гитлер: «Я бы хотел, чтобы в радиусе 10 километров от моей могилы не было ни одного попа. Я действую в соответствии со своими убеждениями и мыслями. Я не могу помешать кому-либо молиться, но я не потерплю проклятий с амвона. Я отказался от их молитв. (HTG 27. 02. 1942) Христос также действовал «в соответствии со своими убеждениями». И если мы поверим в легенду о вознесении на небо хотя бы как в специально придуманный прецедент, то можно констатировать что и он желал максимально возможно отдалиться от земных дел в том числе от своих идейных врагов — фарисеев — которые (в этом Христос не сомневался) никогда не попадут «на небо».

Христос и Гитлер часто обвиняли господствующую религию в подрыве своих мировоззрений, видя в ней наиболее опасного конкурента. Христос: «Остерегайтесь книжников, любящих ходить в длинных одеждах и принимать приветствия в народных собраниях. Сидеть впереди в синагогах и возлежать на первом месте на пиршествах. Сии, поядающие домы вдов и напоказ долго молящиеся, примут тягчайшее осуждение». (Мрк. 12, 38–40) Гитлер: «…попы преимущественно заняты тем, что подрывают основы национал-социалистической политики, да и вообще, католическая церковь всегда во время национальной напряженности пыталась за счет германского сообщества не считаясь ни с чем захватить властные позиции». (HTG 07. 04. 1942) Гитлер, как последовательный сторонник философии Шопенгауэра не верил в загробную жизнь и здесь его рассуждения диаметрально расходятся с высказываниями Христа. Но все необходимо воспринимать в уже сформулированном контексте: Христос «открыл» загробную жизнь, Гитлер — ее «закрыл».

Гитлер: «Не менее трудно избавить человека от сознания, что его ждут муки ада, как еще в детстве внушила ему католическая церковь. При этом любой разумный человек вникший в суть дела, сразу поймет, что все церковное вероучение просто чушь». (HTG 09. 04. 1942) Католическую церковь можно понять, у нее просто не осталось иных рычагов влияния на массы кроме изощренного запугивания. Но Христос мог позволить себе не заниматься подобными вещами, а проповедовать всеобщее воскресение и вечную жизнь уверовавших. «Диссидентское» мышление Гитлера и Христа совершенно не принимало исторически сложившуюся доктрину официальных религий, точнее — противоречие между претензиями предъявляемыми духовенством к массам и качеством самого духовенства.

Гитлер: «Остается лишь констатировать, что все это католическое вероучение, есть ничто иное, как невероятная смесь ханжества и гешефта». (HTG 09. 04. 1942) Христос называл фарисеев не только «лицемерами», но и «порождениями ехиднины», и «змеями», констатируя: вы по наружности кажетесь людьми праведными, а внутри преисполнены лицемерия и беззакония» (Мтф. 23, 28)

Христос по всей видимости никогда не читал священных книг, во всяком случае систематизированное знание тогдашнего Закона у него полностью отсутствует. Он знал некоторые высказывания пророков, которые, как он считал, свидетельствуют о нем, и несколько выразительных историй, вроде той, о пребывании Ионы в чреве кита. Гитлер жил во время когда Библия была самой читаемой книгой и наличествовала практически в каждом немецком доме, что, понятно, его весьма и весьма раздражало.

Гитлер: «Это несчастье, что Библия была переведена на немецкий язык и все это еврейское шарлатанство и крючкотворство стало доступным народу. До тех пор пока эти премудрости передавались из поколения в поколение исключительно на церковной латыни, отсутствовала опасность того, что разумные люди взявшись за изучение Библии, помутятся в уме». (HTG 05. 06. 1942) И еще: Гитлер: «Немец наделенный разумом, должен был просто за голову схватиться, видя, как еврейский сброд и попы с их болтовней побудили немцев вести себя наподобие высмеиваемых нами завывающих турецких дервишей и негров….. немцы попались на удочку теологии, которая воистину лишена какой бы то ни было глубины» (HTG 05. 06. 1942).

Деятельность Гитлера была, несравненно более многограннее деятельности Христа; и если Христос занимался только тем что увлекал последователей и провоцировал фарисеев с целью вступить с ними в очередную полемику, то высказывания Гитлера относительно церковных вопросов, составляют небольшую долю из всего наследия фюрера. Тем не менее, церковь для него — абсолютный идеологический враг номер один. Как и фарисеи у Христа. В тоже время не известно ни одного случая когда апостолы или первые христиане нанесли бы какой-либо вред фарисеям или членам других иудейских сект. Во времена Гитлера рядовые священники попадали в концлагеря, но их христианские воззрения были здесь не причем. Достоверно известно, что за 12 лет национал-социализма не был репрессирован ни один немецкий епископ.

Вторыми (евреи не в счет, мы учитываем только общих врагов для Гитлера и Христа) идут интеллектуалы, да и вообще все кто умственно явно превосходил их. «Интеллектуального» вопроса мы еще коснемся, заметим лишь что такое предубеждение не распространялось на покинувших наш мир интеллектуалов: Христос уважительно относился к Моисею и Илье, Гитлер — к Шопенгауэру, Ницше и Вагнеру, что вполне объяснимо: мертвые не опасны, хотя во всяком случае, Ницше, очевидно без всякого восторга отнесся бы к деяниям нацистов, а появись Христос во время Синайского Перехода, и начни излагать свои взгляды, он без всякого сомнения моментально по приказу Моисея был бы выведен за Стан и побит камнями. Впрочем, у Христа и Гитлера, находилось место не только для ненависти, были также объекты любви, о которых мы и поговорим.

Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу.

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 12
Всего сообщений: 67
Зарегистрирован: 18.10.2019
Откуда: Moscow
 Re: Mein Kampf - Манифест национал-социализма

#15

Сообщение Gosha » Вчера, 12:10

Глава седьмая Симпатии и антипатии

«Доколе я в мире, я свет миру» - Христос (Иоанн 9, 5)
«Если кролик счастливо пережил вивисекцию, то это уже его собственная заслуга».Гитлер (МК 1, 2)

1. Еда

«Жратва» — вот что переживет любой самобытный уклад» (HTG 04. 02. 1942). Эта, во многом справедливая сентенция, в тоже время, никак не исчерпывала отношение к еде ни у Гитлера, ни у Христа, которые питались крайне ограниченным набором продуктов и являлись последовательными вегетарианцами. Собственно, они таковыми не были изначально, но стали под воздействием мощнейших психологических потрясений.

Во всех четырех евангелиях, где процедуры приема пищи описываются несколько раз, никогда не упоминается употребление мяса Христом и апостолами. Самый известный эпизод, — насыщение 5000 человек рыбой и хлебными лепешками (напр. Мтф. 14, 13–20; 15, 34–37), но в изложении Иоанна дается оговорка «Иисус взяв хлебы и воздав благодарение, раздал ученикам, а ученики возлежавшим также и рыбы, сколько кто хотел» (Иоанн 6, 11).

Иными словами, Христос избрал тактику добровольного вегетарианства: хлеб раздал всем, а рыбы — отдельно, только тем кто ее попросил. Но самой известной вегетарианской трапезой была Тайная Вечеря — последнее совместное собрание Христа и апостолов, в котором Христос заменил традиционное ветхозаветное пасхальное заклание ягненка, обычным преломлением и вкушением хлебных лепешек, которые он объявил своей плотью, то есть впервые предложил считать вегетарианский продукт, хлеб, — плотью, то есть мясом. Это стало прообразом нынешних вегетарианских блюд, многие из которых по вкусу практически не отличаются от мясных. Гораздо более стойким и убежденным противником мясной пищи являлся Гитлер. Считается, что таковым он стал после самоубийства его возлюбленной Гели Раубаль в 1931 году, причем, задолго до этого он отказался от употребления алкоголя, чем отличался от любившего выпить Христа. Я вижу в данном поступке вернейшее подтверждение того что Гитлер ее точно не убивал, как многие ошибочно считают. Здесь он полностью уподобился своему главному предтечи — Вагнеру, — который также исключил мясную пищу из своего рациона. Гитлер, однако, пошел дальше, как и подобает ученику и последователю — он совершенно отказался не только от употребления алкоголя, но и тонизирующих напитков, типа чая или кофе. Сохранились немыслимые в наше время отчеты о приемах в честь тех или иных особ, где непременно наличествует фраза вроде: «принесли шампанское генералам и бокал минеральной воды фюреру». Как и Христос, Гитлер, являясь правителем богатейшей страны, питался более чем скромно, даже по стандартам тогдашнего среднего буржуа. Он, как и Христос ел хлеб самой простейшей выпечки, в его случае это был черный австрийский солдатский хлеб и лишь иногда употреблял сладкие булочки.

Нетрудно догадаться что и в этой своей ипостаси Христос и Гитлер были весьма агрессивны. Гитлер говорил: «Если хоть раз прислушиваться к голосу самой природы, то приходишь к выводу, что у маленьких детей возникает сильное чувство протеста когда их кормят мясом. К сожалению это недостаточно ясно нашим ученым. И если ныне наши малыши физически гораздо более здоровы чем во времена кайзеровской Германии и в период Системы (1918–32 годов), то это не в последнюю очередь объясняется тем, что большинство наших матерей согласились с тем, что отнюдь не кипяченное молоко, а сырые корни и тому подобны вещи способствуют сохранности здоровья их детей» (HTG 25. 04. 1942). Гитлер дошел до того что сделал вегетарианкой свою овчарку Блонди, хотя нужно заметить что собаки не разборчивы в еде. Впрочем, важно не перепутать две вещи. Причины вегетарианства Гитлера были отличны от тех, которые движут современными вегетарианцами, число которых, как утверждает статистика, неуклонно растет. Во всяком случае, он не ел мясо не ради «сохранения здоровья» или боязни ожирения. Практически вся жизнь Гитлера — опаснейшие авантюры. Опаснейшие для жизни авантюры. И Гитлер не походил на человека который все время рискуя жизнью, одновременно пытался бы ее «продлить» соблюдая различные оздоровительные доктрины в питании. Что касается бесчисленных рассуждений Гитлера о вреде мяса (животрепещущий вопрос!), то он, будучи жестким детерминистом, пытался дать всему более-менее удовлетворительное обоснование. Для немецкого народа - это был может нелюбимый, но единственный выход питаться кореньями, тоже происходило в СССР.

Но не только предтеча Гитлера Вагнер был вегетарианцем. Вегетарианцем был и предтеча Христа — Иоанн Креститель. «Сам же Иоанн имел одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих, а пищею его были акриды и дикий мед». (Мтф 3, 4). Что касается Вагнера, то и он руководствуясь принципами последовательного вегетарианства совершенно не пользовался шерстяной или, тем более, меховой одеждой, предпочитая хлопок, лен и шелк.

В целях создания максимально точного психологического портрета Гитлера и Христа, нас интересуют причины их вегетарианства, ибо здесь ни в коем случае нельзя сводить дело к возможному чувству жалости к невинно убиваемым животным. Во времена Христа мясо вообще употреблялось довольно редко, особенно простыми людьми, его употребление носило в большинстве случаев сугубо ритуальный характер и происходило во время религиозных праздников. Такое кажущееся несовпадение дало возможность в наше время различным фантазерам от теологии утверждать что Христос примерно с 18 до 30 лет находился в Индии (этим заодно объяснялся соответствующий хронологический пробел в евангелиях), где религиозные служители — брахманы — не имели права не только есть, но и прикасаться к мясным продуктам. Кришна говорил: «Вы то, что вы едите». Но объяснение нужно искать не в Индии, не в «Ведах» и «Упанишадах», а значительно ближе, необходимо только предварительно иметь ввиду что воззрения Христа практически на все вещи носят более размытый чем у Гитлера характер.

Для Христа и Гитлера, как и для всякой личности подобного масштаба, жизнь — это совсем не то чем она является для абсолютного большинства индивидов. Родиться, вырасти, выучиться, жениться, сделать карьеру, размножиться, обеспечить старость, мирно и спокойно умереть, — это не их схема. Все свои силы они концентрируют на достижение одного глобального результата, истинный масштаб последствий которого даже они вряд ли представляют. Его, собственно, никто не представляет. Очень остро ощущая жизнь, они стараются всеми путями избежать личного контакта со смертью. Ницше говорил: жить — значит постоянно отторгать от себя то, что хочет умереть. Мы не знаем убивал ли кого-нибудь Гитлер, например во время Первой Мировой войны. Но бульон он называл не иначе, как «чай из трупов», а когда подавали раков или угрей то непременно подчеркивал что их ловят на «дохлых кошек» или «умерших бабушек». Относительно мертвых и Христа существует несколько евангельских преданий относительно воскрешения им мертвецов (Лк. 7, 11–17 и др.), но это наиболее грубые и мрачные по содержанию легенды. Можно абсолютно точно констатировать, что Христос никогда бы не стал заниматься ничем подобным. Ведь «воскрешенные» им все равно рано или поздно умрут еще раз, теперь уже «навечно». Как и Гитлер, он воспринимал мир метафизически, а время — необратимым.

Если человек умер, то это навсегда, ведь на все воля Бога; и не следует даже пытаться воскресить его. Христос, будучи по рождению иудеем, вследствие как своего отсутствующего интеллекта, так и непонимания иудейского закона, руководствовался во всех делах сугубо личными инстинктами, что, как не раз указывалось, совсем неплохо. Но эти представления Христа не выходили за рамки раннеязыческих представлений народов населяющих Ближний Восток и являющихся продуктами смешения негроидной и белой рас. Норма таких представлений — восприятие любого предмета как живого. Разумеется не могло идти и речи об убийствах однозначно «живых» животных с целью их потребления, тем более что без мяса практически всегда можно было совершенно нормально существовать.

Для Гитлера уместны те же самые аналогии. Достоверно известно, что полным вегетарианцем Гитлер стал в 1930 году и в это же время он окончательно разошелся с христианством. В том же 1930 году, Альфред Розенберг заканчивает свою книгу «Миф XX столетия», где однозначно говориться: «нельзя быть немцем и христианином». Сознательно перейдя на языческое мировоззрение, Гитлер ощутил то, что ощутил Христос окончательно выйдя из поля иудейского Закона. Одним из последствий «выхода» стало вегетарианство. Мы не знаем что на самом деле произошло с Христом после распятья. Мы не знаем где его могила. И есть ли она? Ссылаясь на неоднократные предложения Иисуса «есть плоть мою» и «пить кровь мою», можно предположить что апостолы поняли его слова буквально (именно так они понимали все сказанное им) и просто полакомились Учителем. В этой гипотезе нет ничего оригинального. Фрейд проводит точно такую же о Моисее. (см. «Моисей и Монотеизм», 1939).

Отправлено спустя 3 минуты 27 секунд:
2. Дети

Все подлинные провозвестники новых доктрин уделяют огромное внимание детям, в которых они вполне обоснованно видят реальные объекты способные воспринять их мировоззрение в наиболее последовательном непрепарированном виде, так как детское сознание не отягощено различными химерами и застарелыми догмами, носителем которых является практически каждый взрослый человек. Вспомним также, что Христос и Гитлер не имели своих собственных детей, и, честно говоря, трудно представить чтобы у таких людей были дети, ибо кем бы они не стали — они в любом случае бросали бы тень на своих родителей. И подобно тому как Христос считал братьями всех уверовавших в него, а Гитлер — всех представителей нордической расы, они одновременно распространяли свое «отцовство» и на всех детей данных выборок, параллельно весьма агрессивно воспринимая попытки увести детей с «пути истинного». В любом случае, не ошибемся если скажем: любовь Христа и Гитлера к детям имела всеохватный и безграничный характер, к тому же они испытывали возмущение, нет, даже ревность, когда чувствовали что дети могут оказаться в поле зрения какой-нибудь конкурирующей доктрины.

Движущим импульсом такой любви к подрастающему поколению является, с одной стороны, осознание собственной исключительности, а с другой — наличие громадного количества недостатков. Такие люди чувствуют (и совершено обоснованно), что они могут многое из того чего не могут другие, но одновременно понимают, что и им недоступны вещи совершенно простые для обычного обывателя. Таким личностям как Христос и Гитлер необходимо постоянно эпатировать массы, вне масс они остаются один на один со своими комплексами, масса для них это питательно-живительная среда. Христос, и особенно Гитлер, были людьми честными. И более всего они не желали чтобы впоследствии появились личности похожие на них. Здесь причина частых предупреждений Христа против лжепророков «рядящихся» в «овечьи шкуры», что же касается Гитлера, то позже мы увидим, что в его доктрину детского воспитания меньше всего вписывался он сам, и если бы Адольфик родился не в 1889 году, а скажем, в 1919-ом, а партию НСДАП организовал бы кто-то другой, то он со своими расовыми и физическими данными вряд ли смог бы вступить в организацию аналогичную «Гитлерюгенду». Под этим углом зрения все программы Рейха по воспитанию молодежи можно признать исключительно успешными и продержись он не 12 лет, а хотя бы семьдесят, как коммунизм в России, — в Германии надолго исчезли бы условия для появления такого человека каким был Гитлер. И сам Гитлер знал эти вещи лучше чем кто-либо другой, как в самой Германии, так и во всем мире. Вот почему он, как и раннее Христос, всячески оберегал детей от посторонних влияний, прежде всего от господствующих в их время религий.

Христос: «А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его в глубине морской». Так говорит крупнейший человеколюб Христос.

А вот что говорит человеконенавистник Гитлер. «После этой войны он (Гитлер) примет меры которые очень сильно помешают католической церкви привлечь на свою сторону молодое поколение. Он больше не допустит чтобы дети в возрасте 10 лет становились членами монашеских орденов, когда они еще толком не знают как перенесут обет безбрачия и тому подобные вещи. После войны стать духовным лицом будет позволено тому, кто отбыл трудовую повинность и отслужил в армии. И если он тогда готов принять обет безбрачия, то с богом, пусть становиться священником». (HTG 07. 04. 1942).

Но Христу, и Гитлеру, тем не менее, нравились противоположные стороны детского характера, которые вместе и составляют целостного ребенка. Понятно, ведь Христос пришел чтобы «смешать», а Гитлер — чтобы «разделить». Христос чувствовал свое сродство с детьми, так как практически все его представления были отражением чисто инфантильных восприятий. Христос в своем развитии находился примерно на уровне 14–16-летнего современного подроста, который физиологически уже являясь мужчиной, психологически остается ребенком. Не совсем ясна и сексуальная фиксация Христа, хотя скорей всего здесь имела место фиксация на мать. В этом вопросе всегда были солидарны все без исключения врачи-психиатры, которые неизменно подчеркивали иногда неудержимую тягу ко Христу имбецилов, даунов, олигофренов, ., и, особенно, лиц с dementia praecox. Общеизвестно, что Евангелия являются наиболее читаемыми книгами в дурдомах. А посмотрите на молодежь которая раздает листовки с заголовками типа «Иисус тебя любит!» или «Как попасть на небеса?», где на основании убогих компиляций в сознании бессознательных масс пытаются посеять хаос, ужас и смятение. А ведь это пострашнее чем фашизм и коммунизм вместе взятые. Да, так вот, всмотритесь в их лица и вы полностью поймете сказанное Христом «блаженные нищие духом, ибо их есть царство небесное» (Мтф. 5, 3). Действительно, на Земле таким делать нечего.

Вообще, в современном обществе, выстроенном на христианской ханжеской псевдоморали укоренилось мнение о детях как об изначально «невинных», добрых, и нежных существах, что совершенно расходится с научными представлениями об эволюции и о развитии человеческого сознания. Человек, во внутриутробном периоде, проходит все стадии эволюции живых организмов — от одноклеточных до приматов. Новорожденный младенец интеллектуально стоит не выше любого млекопитающего, кроме того он абсолютно беспомощен и обречен на гибель в случае отсутствия внешней поддержки со стороны родителей. Только в год-полтора ребенок интеллектуально выделяется из общего отряда млекопитающих, со «звериной» же стороной у него все в порядке, более того, — звериные инстинкты усиливаются сознанием или интеллектом. Он уже животное, но еще не человек. Любой профессионал-следователь, или просто любитель, знакомый с криминальным миром, может подтвердить, что наиболее жестокие и циничные преступления совершают дети. Все зверства «гестаповцев», «чекистов», «христиан», «полпотовцев» и прочих, ни в чем не превосходят зверства совершаемые детьми, особенно в возрасте 10–15 лет. Из вполне благополучных стран регулярно приходят сообщения что в такой-то школе ученик расстрелял несколько своих одноклассников, а например в бывшем СССР среди детей в конце 80-х — начале 90-х годов появилась некая мода насиловать наиболее нелюбимых учительниц.

Дети не знают что такое предел. Им не знакомо чувство жалости, а чувство страха никак не выражено, то есть ребенок может хладнокровно зарезать своих спящих родителей за то что они не купили ему велосипед или роликовые коньки и одновременно жутко бояться темноты, тараканов, или открытых дверей. Ненависть детей всегда превалирует над всеми остальными их чувствами, но почти всегда ненависть периодически уступает место «приступам» мимолетной любви, которая служит своеобразным громоотводом мазохического потенциала. Описаны многочисленные случаи, когда какой-нибудь ребенок совершивший ужасающее убийство или серию убийств, уже через несколько минут нежно играл с котенком или щенком. Для детей это норма. Эта норма и нравилась Гитлеру, что ни в коем случае не должно давать повода для занесения его в «маньяки». Напротив, Гитлер, проведший детство в детских, типично садистических играх, прекрасно знал, что дети в любом случае останутся такими каковыми они есть, и единственное что он может для них сделать — это всего лишь направить их энергию в выгодное его движению русло. Вот чего кстати не понимал Христос. Он говорил «не мешайте детям приходить ко мне», но кто знает какими именно способами эти выросшие дети претворяли в массы его учение? Впрочем, Христос-то как раз мог все понимать даже лучше Гитлера, но тогда мы должны признать, что методы которыми будет распространяться его учение были для него совершенно безразличны. Вспомним величайшего последователя Христа апостола Павла. В возрасте около 15 лет он развлекался участвуя в убийствах первых христиан.

Приняв в 37 году крещение, он нисколько не изменил своих садистических наклонностей, просто направил их на пользу «новой вере». А сколько было таких молодых христиан! Фома Аквинский, Святой Бенедикт, основатель ордена иезуитов Лойола, также набирали себе только молодых. Гитлер знал, что такой как он сам — исключение, и только единицы могут днем отдаваться дворовым играм с «физически крепкими мальчуганами» (МК 1, 1), а вечером посещать театр или читать исторические журналы. Гитлеровскому движению нужны были роботы с мускулами, но без мозгов, умеющие любой ценой выполнить приказ. И таких роботов он готовил с самого раннего детства. В Германии практически вся молодежь с 10 до 18 лет была сгруппирована в «Гитлерюгенд», где за развитием детей следили опытные кураторы из НСДАП. Затем с 18 до 21 года — служба в армии. Т. е. с 10 до 21 года, в самый важный период формирования личности, дети находились под полной идеологической опекой государства. Плохо это или хорошо? Это зависит от идеологии, но мы все видим к каким ужасающим результатам ведет пренебрежение целенаправленной политикой в отношении детей, как на примере развитых «свободных стран» Запада, так и на опыте коммунистических стран Восточной Европы, где дети хотя и были членами коммунистических организаций, но членство всегда было формальным и ни к чему не обязывало.

Наркомания, алкоголизм, детская проституция, опасные для психики развлечения, культ дегенеративной музыки, посещение тоталитарных религиозных сект и еще множество подобных явлений, никак не способствующих поднятию качества будущей бессознательной массы вещей, стали неизменным атрибутом детства не только в вышеупомянутых, но и вообще, во всех остальных станах мира. И не важно из какой ребенок семьи. Может ли миллиардер дать гарантию что его ребенок не окажется наркоманом лечение которого будет бесполезно вне зависимости от количества истраченных денег? Вспомним что движение молодых дегенератов 60-х годов «хиппи» — как раз исходило из верхов общества.

Полностью согласуются взгляды Гитлера и Христа относительно незаконнорожденных детей. Это в общем-то и понятно, ибо незаконнорожденным был сам Христос и есть очень серьезные основания утверждать что таковым был отец Гитлера. Поэтому, он, придя к власти, принял меры к недопущению выпадения из немецкого социума таких детей. «От потери мужчин народ не вымирает. Посте Тридцатилетней войны было разрешено многоженство: внебрачные дети возродили нацию… Но пока два с половиной миллиона девушек рискуют остаться старыми девами, незаконнорожденных детей нельзя превращать в изгоев общества». (HTG 03. 03. 1942).

Христос, и особенно Гитлер, великолепно чувствовали себя среди детей. «Приносили к нему и младенцев, чтобы он прикоснулся к ним, ученики же видя то возбраняли им. Но Иисус подозвав их сказал: пустите детей приходить ко мне и не возбраняйте им, ибо таковых есть царствие божие. Истинно говорю вам: кто не примет царствие божие, как дитя, тот не войдет в него. И обняв их, возложил руки на них и благословил их» (Мрк. 10, 14–16 и др.). Гитлер детей не обнимал, но предпочитал похлопывать их по щеке. Этот жест стал весьма и весьма знаменитым. На его дне рождения поздравления от детей были неизменным атрибутом. «Поздравить прибыли… несколько мальчиков и девочек из «Гитлерюгенда» и «Союза немецких девушек», которые молодцевато отрапортовали, преподнесли букеты цветов и оставили здесь самое лучшее впечатление». (HTG 20. 04. 1942).
Христос всемерно поощрял умерщвление плоти (Мтф. 5, 28 и др.), что неизбежно привело бы к резкому сокращению численности населения, если бы данная установка грубо не игнорировалась. Здесь он зашел слишком далеко, пойдя против природы, и, понятно, проиграл. Гитлер, напротив, желал появления как можно большего числа немцев, лучших чем он, поэтому важнейшей добродетелью высших слоев Рейха, особенно членов СС являлись большие семьи.

«Вообще, нужно стремиться к тому чтобы в каждой семье было не меньше четырех детей, ибо война прошлась по всем поколениям и очень горько все время читать в газетах что погиб «единственный сын». (HTG 22. 04. 1942). Это было сказано им по поводу рождения у Бормана девятого ребенка.

Отправлено спустя 3 минуты 27 секунд:
3. Животные

Гитлер и Христос любили животных, но Христос в своих суждениях полностью укладывался в предписания изложенные во Второзаконии. Вопрос о животных — единственная область в евангелиях, где полностью соблюден водораздел между «чистым» и «нечистым», причем в качестве отвода для грехов Христос использует только самых нечистых тварей — свиней и собак. Так в трех Евангелиях описывается эпизод изгнания легиона бесов из бесноватого (в евангелии от Матфея — из двух бесноватых) и переселение их в свиное стадо, после чего стадо бросилось с обрыва в море. (Мтф. 8, 29–33 и др.) В Евангелии от Марка (Мрк. 7, 25–30) описывается встреча Христа с некой язычницей, которая своей степенью владения софистической риторикой шокировала его и удостоилась восторженной похвалы. «… Услышала о нем женщина, у которой дочь одержима была нечистым духом, и пришедши припала к ногам его. А та женщина была язычница, родом сирофиникянка; и просила его чтобы изгнал беса из ее дочери. Но Иисус сказал ей: дай прежде насытиться детям, ибо нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам. Она же сказала ему в ответ так: Господи, но и псы под столом едят крохи у детей (Каково! Женщины иногда умеют так говорить). И сказал ей: за это слово пойди; бес вышел из твоей дочери».

В приведенном диалоге, мы явственно видим разницу между языческим и христианским взглядом на проблему взаимоотношения человека и животного мира. Эта язычница безусловно ставила даже таких «бесполезных» животных как собак не намного ниже людей. Христос, а позже и христианство, видели в любом представители флоры и фауны исключительно прислугу для человека. И именно христианство, породившее современную ублюдочную буржуазную этику виновато в нанесении невосполнимого ущерба природе, ведь только так христиане могут поддерживать свою циничную доброту.

Собака еще один раз, в евангелии от Луки, выставляется в совершенно неприглядной роли: она облизывает прокаженного (Лк. 16, 20). Врач Лука, понятно, не мог обойти этот эпизод, видимо слюна собаки обладает некими целебными свойствами, хотя современная медицина не придает этому факту никакого значения.

В Германии, напротив, собаководство составляло часть национальной культуры продуктами которой стали немецкие овчарки, ротвейлеры, доберманы, боксеры, курцхары, и собака, естественно, являлась одним из самых уважаемых животных. Поэтому фюрер так же как и Христос не отставал от традиции своей страны и о собаках отзывался наиболее доброжелательно.

«Я люблю животных, особенно собак… Если я когда нибудь заведу еще одну собаку, то только овчарку. Лучше всего суку… Что за чудо: злобная, предана хозяину, смелая и красивая… Она любит человека больше чем себе подобных. Стремглав несется к своей подруге, но тут же возвращается чувствуя угрызения совести… Только человек в своем высокомерии не желает замечать, что между собаками — даже одной породы — существует колоссальная разница. Есть глупые собаки, а есть до того умные что страшно становиться. «Остается напомнить, что перед самоубийством Гитлер приказал умертвить свою немецкую овчарку Блонди, которую, как мы уже говорили, в свое время сделал вегетарианкой. Обобщенное заключение Христа о собаках: «не давайте святыни псам». (Мтф. 7, 6).

А вот свиньи не нравились не только Христу, но Адольфу Алоизовичу, несмотря на их явный приоритет в животноводстве Германии. Он не мог, конечно, переселить в свинью или свиней какую-нибудь гадость, но постоянно сравнивал со свиньями тех, кто вызывал у него наибольшее отвращение: священников, буржуев, евреев, королевских особ, румынских крестьян, русских и тому подобное.

Чистые (по Второзаконию) животные, напротив, выполняют полезные дела и служат постоянными персонажами для различных притчей Иисуса. Про экспроприированного осленка мы уже говорили и позже еще раз разберем данный эпизод. Сравнение правоверных и подданных с овцами, а царя или священника — с пастырем, в Библии встречается повсюду. Овца вызывает однозначное уважение Христа, и в своей притчи о потерянной овце (Лк. 4, 7) он рекомендует «имея сто овец и потеряв одну» оставить девяносто девять и пойти искать сотую. Эта притча — явный пробел в его мышлении. Наверное потерянную сотую овцу может быть жаль. Но вот самый христианский народ в мире — русские — всю свою историю занимались только тем, что искали «сотую овцу», а пока они это делали, проворные окрестные народы спокойно разворовывали оставленное стадо и русские непременно оказывались у разбитого корыта и без овец.

Сохранились свидетельства Гитлера о его отношении к совсем бесполезным животным. «В те времена я проживал еще в казарме пехотного полка, в малюсеньком домишке… В домике у меня было много мышей. И вот я частенько оставлял им корки хлеба или косточки, вокруг которых мышки поднимали с самого раннего утра отчаянную возню. Просыпаясь, я обыкновенно лежал с открытыми глазами в постели и наблюдал игру этих зверьков. В жизни моей мне пришлось порядочно поголодать и я очень хорошо понимал, какое большое удовольствие доставляют эти корки хлеба голодным мышатам» (МК 1, 9).

Известен и следующий случай. Летом 1942 года для Гитлера была оборудована ставка «Werwolf» под Винницей. Ну само собой ставка была защищена соответствующим образом: часовые вышки, прожектора, колючая проволока по которой пропускался электрический ток, контрольно-следовая полоса и еще много разных инженерных хитростей. Гитлер там чувствовал себя весьма уютно, был настроен на оптимистический лад (судя по застольным разговорам записанным в то время) и нарисовал несколько десятков картин. И вот однажды ночью летнюю идиллию нарушила коза, которая непонятно каким образом запуталась в колючей проволоке и получила удар электрическим током. Гитлер немедленно дал указание оказать козе соответствующую медицинскую помощь и через несколько дней она выздоровела, совершенно привязавшись к новому хозяину. Гитлер изобразил ее на нескольких картинах.

Приведенный эпизод, кстати, доказывает: Гитлер совершенно точно не был некрофилом в общепринятом смысле этого понятия. Некрофил с удовольствием созерцал бы как коза умирала, корчась в агонии и чем дольше длились бы ее муки, тем большее удовольствие он бы получал. Некрофилом не был и Христос, но концептуальная слабость его доктрины привела к тому что наблюдая начало необратимый распад христианства, Ницше сказал: «много крови, мало плоти». В Евангелиях, все же, его похождения никогда не сопровождает смерть, хотя высказывания Христа — однозначно крайний мазохизм. Весь список животных отдавших жизнь за Христа, исчерпывается двумя горлицами принесенными Марией и Иосифом в Храме, в качестве искупительной жертвы. И если Гитлер «спас» козу, то Христос, на тайной вечере, заменил заклание ветхозаветного козленка, преломленном хлебов, которые были названы им плотью, то есть спас жизнь козленку.

Отправлено спустя 5 минут 16 секунд:
4. Грязь

Еще в конце XIX века практически все психиатры разделяли мнение что лица имеющие ту или иною степень явной интеллектуальной недостаточности, часто испытывают патологическое влечение ко всему грязному, практически никогда не моются, и, часто весьма враждебно встречают попытки кого-либо улучшить гигиенические условия их проживания.

В мойсеевой Торе, слова «очищайтесь», «чист», «нечист» — одни из самых употребляемых. Вообще судить о какой-либо цивилизации можно по тому как поставлена в ней индустрия очистки населения. В Риме, в годы наивысшего его могущества было около 800 терм, причем самая крупная вмещала 20 000 человек одновременно. Ничего подобного сейчас нет. Причем термы были для граждан совершено бесплатны. Не намного хуже была ситуация в Греции. Примерно тогда же (50-е годы I века) один из апостолов Христа — Андрей Первозванный — посетил северные районы Руси (так повествует древнерусская летопись «Оповедь») и констатировал высокий уровень банного дела в тамошних краях. Что касается Иудеи, то в стране большая часть которой находится в засушливых районах, проблема личной гигиены граждан имела куда более важное значение. Мы и в конце XX века видим как нескончаемые эпидемии миллионами косят население Эфиопии, Судана, Уганды, Сомали, то есть стран с аналогичными природными условиями. Христос же испытывал просто какую-то природную тягу к грязи. Мы не раз отмечали его склонность к контактам с «бесноватыми», «одержимыми злыми духами» и прочими душевнобольными, теперь разберем вопрос о «загрязнении».

Когда изучаешь евангелия, сразу видно — они действительно описывают Палестинские сюжеты. Единственный эпизод когда Христос частично погружается в воду — крещение в Иордане (Иоанн 3, 16), правда делает он это после целой серии препирательств относительно того кто должен входить в реку первым, а кто вторым. На закате совей карьеры Христос сподобился умыть ноги своим ученикам, пришедшим по его приказу на Тайную Вечерю, но делал он это не ради сомнительной «чистоты», но всего лишь пытаясь сохранить максимальное единство своего апостольского круга. Когда Петр попросил Иисуса умыть «не только ноги мои, но и руки и голову», Иисус довольно резко ответил: «омытому нужно только ноги умыть». (Лк. 13, 9–10).

Чистота была одной из тем, к которой часто обращался Гитлер. Десятки страниц в «Майн Кампф» посвящены разбору причин приводящих к расовому загрязнению германской нации и методам очистки от такого загрязнения. Помимо расового загрязнения, Гитлера возмущает резкий рост заболеваний сифилисом среди немецких девушек. Ученые не имеют единого мнения когда и где впервые появился сифилис и венболезни вообще, но Христос также излечил одну больную одержимую недугом весьма и весьма похожим на венерическое заболевание (Мтф. 9, 20–22).

Гитлер, будучи согласно своим же собственным стандартам, «загрязненным», распространял деление «чистота — грязь» практически на все, но у него не существовало никаких комплексов по отношению к тем кто был отнесен к низшим расам, здесь все априорно что считалось «грязным». «Грязными» считались и христианские пастыри.

«…действительно, нужно применить силу в отношении наших юристов и врачей: запретить им делать туземцам прививки и заставлять их мыться… Кстати: негры выглядят грязными, лишь когда миссионеры надевают на них свою одежду. В своих обычных одеяниях они совершенно чистые. Для миссионера вонь исходящая от человека, просто божественный запах, они сами свиньи. Если наши скоты священники выспрашивают на исповеди семилетнего ребенка о его грехах, то тем самым они только внушают ему греховные мысли…. попов это злит поскольку воспитание сделало их извращенцами». (HTG 19. 02. 1942) «На представителях же евангелической церкви были грязные воротнички и засаленные сюртуки, и своим видом он настолько портили общую картину, что он велел передать им, что готов выделить для них за государственный счет к следующему дипломатическому приему приличную одежду». (HTG 07. 04. 1942) Исследователи жизни Гитлера неизменно подчеркивают что он «мылся ненормально часто».

Из евангелий известно, что Христос весьма часто применял в качестве лечебного средства свою собственную слюну, что безусловно нельзя назвать гигиеническим средством. Из чего следует что Христос априорно считал себя воплощением чистоты во всем, и, понятно, мыться в таком случае не было никакой необходимости. Напротив, все к чему он прикасался должно было становиться чистым.

«Привели к нему глухого косноязычного и просили его возложить на него руку. Иисус отведши его в сторону от народа, вложил персты свои в уши ему и плюнув коснулся языка его. И воззрев на небо вздохнул и сказал ему: «отверзись». И тотчас отверзся у него слух, и разрешились узы его языка, и стал говорить чисто» (Мрк. 7, 32–35). Тем, кто по натуре своей сомневается в жизнеописаниях Христа как таковых, в подобных эпизодах может сомневаться меньше всего. Аналогичные способы лечения практикуют бесчисленные целители, объявления об услугах которых мы встречаем на каждом шагу. Правда Христос здесь был более честным, он по крайней мере не брал денег, но не вызывает сомнений что живи он в наше время, ему наверняка пришлась бы по душе, не только слюно-, но и уринотерапия, которой, как утверждают маститые уринотерапевты, лечат абсолютно все болезни.

Общее представление о грязи у Христа, точнее — совершенную размытость такого представления — иллюстрирует очередная склока возникшая между ним и фарисеями. Дело было так. Во время очередного праздника группа фарисеев пришла подиспутировать с Иисусом, но их поразило что апостолы садятся есть не умыв рук. «Зачем ученики твои не поступают по преданию старцев, но неумытыми едят хлеб?» — задали они вполне резонный вопрос. На что Христос ответил несколькими общими фразами не имевшими никакого отношения к вопросу, «пнул» фарисеев, после чего заявил: «Ничто входящее в человека извне, не может осквернить его; но то что выходит из него, то оскверняет человека». Здесь Христос очередной раз все перевернул с ног на голову. Если бы он действительно побывал в Индии, или хотя бы прошел курс обучения у египетских врачей, они вне всякого сомнения в популярной форме объяснили бы ему, что 90 % болезней человека приходят «через рот» то есть из-за неправильного и нерационального потребления пищи. А болезнь, — это и есть необходимое условие осквернения. Выходящее же из человека — всего лишь продукт того что в него входит. На этом совершенно несостоятельном тезисе базируется нелепейшая доктрина воспитания, считающая что человека можно сделать однозначно нормальным поместив в «здоровую среду». Здесь же истоки культа всех разновидностей дегенерации которые всегда и непременно наличествуют у истинных христиан.


Отправлено спустя 2 минуты 28 секунд:
5. Солнце и огонь

Каждая по-настоящему творческая, а значит и чувствительная личность, помимо сексуальной привязанности к тем или иным живым объектам, имеет довольно выраженную фиксацию на то или иное явление «неживой» природы и нельзя недооценивать этот фактор, — ибо влияние природных условий на эмоциональное состояние таких личностей совершенно очевидно. Так, например, для Шопенгауэра «объектом фиксации» была земля, для Ницше — воздух или ветер, для Вагнера — огонь. Относительно предтечей и спутников Христа сложно что-либо сказать, практически нет информации которая может быть базой для анализа. Но с самим Христом, и тем более Гитлером, здесь все абсолютно ясно — их «привязкой» был солнечный свет. «Я свет миру» говорил Христос (Иоанн 8, 12), «доколе свет с вами, веруйте в свет, да будете сынами света», «я свет пришел в мир» (Иоанн 12, 36–46) Гитлер не только говорил, но и делал. Всем известно, что он взял в качестве символа своего движения свастику. Но что такое свастика? Не что иное как древнеарийский знак солнца, известный как минимум еще за VII тысячелетий до рождения Христа. Само слово «свастика» происходит от санскритского «sva» что значит «солнце». Свастика, писал Гитлер, «олицетворяет миссию борьбы за победу арийцев и вместе с тем за победу творческого труда, который испокон веков был антисемитским, антисемитским и останется». (MK 2, 7). Известно также, что во время партийных съездов собиравших сотни тысяч человек, прояснение пасмурной погоды и выход солнца непременно встречался возгласами: «погода фюрера!» и введением масс в экстатическое состояние.

Христос никакого конкретного символа себе не выбирал, но сразу по прекращению его земной деятельности он немедленно был «привязан» к солнцу, в чем нет ничего удивительного. Уже говорилось что дата рождения Христа неизвестна, но почему вдруг рождество празднуется 25 декабря? Да потому что в Риме, а значит и во всей Империи, этот день был днем солнца. 17 декабря, когда солнце приостанавливает свое схождение к горизонту начинались Сатурналии, а 25 декабря, с началом увеличения светового дня — Вакханалии. Именно на Вакханалии было принято дарить друг-другу подарки, что было перенято христианами. Интересно, что Вакх (Дионис) символизировал бессмертие выраженное в вечном возрождении. Как и Христос. Также показательно что и день в который Христос «воскрес» также был днем солнца. Он и сейчас так называется в большинстве европейских языков, например «sunday» в английском или «sontag» в немецком. А нимбы, которые являются неизменным спутником Христа на иконах? Ведь они тоже символизирует солнце. К солнцу была привязана и мать Христа Мария, хотя была она женщиной совсем «несолнечной». Однако ее рождество, точная дата которого неизвестна, празднуется всеми христианскими конфессиями в сентябре, именно в те дни когда созвездие Дева проходит через солнце.

Заметим, что фиксация на солнце часто замещается фиксацией на огонь, все-таки восприятие человеком солнца сродни восприятию огня, особенно у арийцев, ведь во время великого оледенения, когда солнце светило, но не грело, огонь был даже чем-то большим чем солнце. А что же такое крест, ставший символом христианства, его священным знаком? Единого мнения на сей счет нет, но одна из наиболее состоятельных гипотез состоит в том, что крест — это стилизованное изображение древнего орудия добычи огня.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу.

Ответить Пред. темаСлед. тема

Быстрый ответ

Изменение регистра текста: 
Смайлики
:) :( :oops: :roll: :wink: :muza: :sorry: :angel: :read: *x) :clever: :thank_you:
Ещё смайлики…
   
К этому ответу прикреплено по крайней мере одно вложение.

Если вы не хотите добавлять вложения, оставьте поля пустыми.