БеседкаКультура

Ответить Пред. темаСлед. тема
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 4
Всего сообщений: 334
Зарегистрирован: 18.10.2019
Откуда: Moscow
 Культура

Сообщение Gosha »

«Существует множество определений понятия культуры. Первоначально термин «культура» обозначал обработку и уход за землей. Наиболее философским является определение культуры как системы исторически развивающихся внебиологических программ человеческой жизнедеятельности, обеспечивающих воспроизводство и изменение социальной жизни во всех основных проявлениях, сферы свободной самореализации личности. Впервые культура становится предметом философского изучения в рамках философии Просвещения. Она выражает здесь степень развитости разумного начала, опредмечиваясь в ходе истории в религии, морали, праве, искусстве, науке, философии. При этом многообразие форм культуры располагалось в определенной исторической последовательности. Представители философии жизни сформировали идею об исторической самобытности и локальности культур, отказались от представлений о единой линии культурного развития человеческого рода, оппозиция «природа – культура» сменилась на оппозицию «цивилизация – культура» (О. Шпенглер).

Российская власть испокон веков любила писать странные указы!
Изображение
Вредная забава - кулачные бои. Рис. Ф.Г. Солнцева «Кулачный бой» (1836 г.)

188 лет назад, в декабре 1832 г., император Николай I неизвестно зачем запретил излюбленную народную забаву - кулачные бои на Масленицу. В Своде законов так и записали: «Кулачные бои как забавы вредныя вовсе запрещаются».

Русский бокс?


«При этом сам Николай I в силу кулака верил свято. Однажды наследник престола, будущий Александр II, сказал, что Россия держится самодержавием и законами. «Законами - нет! - возразил отец. - Только самодержавием и вот чем!» - и показал сыну крепко сжатый кулак».

Николаевский указ был не первым государственным актом о мордобое. В 1726 г., при Екатерине I, вышел указ «О кулачных боях», определявший их регламент. Позднее был принят документ «О небытии кулачным боям без позволения полицмейстерской канцелярии». Но чтобы вовсе взять и запретить то, что вскоре станет известно всему миру под именем английского бокса... Между прочим, первые правила этого вида спорта («Правила маркиза Куинсбери») вышли только в 1867 г., через 35 лет после отмены кулачных боёв в России. Не издай император этого дурацкого закона, ещё неизвестно, как нынче назывался бы столь любимый во всём мире вид спорта - «бокс» или «кулачки».
Разумеется, глупые законы принимались в России и раньше, и позже.

Курьёзный указ

Петра I о налоге на бороды известен всем, но были и другие. В 1704 г. царь-реформатор обложил налогом и домашние бани. Думные люди и первостатейные купцы должны были платить с них по 3 рубля, простые дворяне, купцы и разночинцы - по рублю, крестьяне - по 15 копеек. Смысл нововведения - заставить население посещать платные государственные бани. В общем, угрозу «Не будут брать - отключим газ» не в СССР придумали!


Сменивший петровское правление «бабий век» принёс новые законодательные инициативы - одну другой чуднее. Зимой 1747 г. Елизавета Петровна издала уникальный указ, вошедший в историю как «волосяное установление». Всё началось с того, что императрице продали некачественную пудру, которая самым подлым образом слиплась на монаршей голове. Попытки отмыть контрафакт от волос до добра не довели - пришлось постричься почти что наголо. Указ предписывал всем придворным дамам сделать то же самое, а пока волосы не отрастут, носить чёрные парики установленного императрицей образца.

Отправлено спустя 4 минуты 2 секунды:
Кухарки и дети

Из всех русских царей самые странные указы издавал, пожалуй, Павел I. Чего он только не запрещал: ношение бакенбардов, круглых шляп и башмаков с лентами вместо пряжек для мужчин - они считались признаком свободомыслия. Для женщин в опалу попали цветные ленты через плечо. Танцевать вальс на балу было запрещено обоим полам. Заботу о внешности подданных ещё можно было расценивать как безобидные чудачества. А вот запрет на ввоз книг (в том числе нотных) из-за границы и запрет дворянам учиться в европейских университетах - уже вряд ли.

Неславную традицию ограничений в области образования поддержал Александр III. При нём в 1887 г. Министерством просвещения был издан «Циркуляр о кухаркиных детях». Смысл документа - изгнать из гимназий «детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детям коих, за исключением разве одарённых гениальными способностями, вовсе не следует стремиться к среднему и высшему образованию». Достаточно одарённым для того, чтобы продолжать обучение в одесской гимназии, например, не был признан сын крестьянки Николай Корнейчуков, будущий Корней Чуковский.
Налог на яйца

Советская власть по части дурацких законов тоже знала толк. Чего стоит прописанный в Кодексе об административных правонарушениях штраф за обращение к иностранцам с целью приобретения у них вещей! Верхом советской законодательной нелепицы, однако, следует признать налог на бездетность, принятый в 1941 г. под именем «Налога на холостяков, одиноких и малосемейных граждан». По этому документу бездетные мужчины от 20 до 50 лет и бездетные замужние женщины от 20 до 45 лет должны были отчислять 6% зарплаты государству. В народе его называли «налогом на яйца». Льготы были предусмотрены для малоимущих, студентов и... Героев Советского Союза. А вот для женщин до 45 лет, потерявших единственного ребёнка, никаких льгот не было. Когда после начала афганской войны в Союз стали поступать цинковые гробы, этот идиотский пробел в законодательстве стал причиной тысяч трагедий.

Нынешние российские законодатели стараются не отставать от предшественников. Всем памятны, например, запрет гражданам пользоваться государственной символикой или разрешение при переписи населения называться хоть эльфом, хоть скифом. В последнее время поток законодательного «мусора» и вовсе бурлит: депутаты вовсю следуют царско-советским традициям...

Барышня, Смольный!

«Как до революции воспитывали благородных девиц?»


Изображение
Воспитанницы Смольного института благородных девиц на уроке танцев (1889).

В мае 1764 г. императрица Екатерина II подписала указ, который, как считается, совершил подлинную революцию в деле российского образования. В тот день было основано Императорское воспитательное общество благородных девиц. Позже его стали называть просто — Смольный институт.
Магия этого имени действует сейчас сногсшибательно. Сказать о каком-либо персонаже: «Она окончила Смольный» означает поднять человека на недосягаемую высоту. Ещё бы — лучшее, самое привилегированное заведение. Что подтверждает и основательница Смольного, Екатерина II в письме Вольтеру: «Эти девицы превзошли наши ожидания; они успевают удивительным образом, и все согласны с тем, что они становятся столько же любезны, сколько обогащаются полезными для общества знаниями, а с этим соединяют самую безукоризненную нравственность. Мы воспитываем их так, чтобы они могли украсить семейства, в которые вступят, мы не хотим их сделать ни жеманными, ни кокетками, но любезными и способными воспитать своих собственных детей и иметь попечение о своем доме».

Отправлено спустя 5 минут 56 секунд:
Низший пилотаж

Иными словами, создаётся и поддерживается впечатление, что Смольный выпускал барышень, сочетающих качества идеальной супруги и образцовой домохозяйки. Конечно, в высшей степени образованных.

И вот тут кроется ловушка. В неё заводит слово «институт» — очень многим кажется, что раз так, то и образование там давалось высшее. На самом деле нет. Программа Смольного, первоначально рассчитанная на 12 лет обучения, потом — на 9, а потом и на 7 приравнивалась к гимназической. То есть Смольный институт, несмотря на громкое имя, давал своим выпускницам образование не выше среднего, но вполне достаточное, по знанию языков и политеса вообще превосходное.

А иной раз и несколько ниже. Так, в середине XIX столетия внезапно обнаружилось, что элитное заведение выпускает девиц, мягко говоря, не блещущих познаниями. Дело был призван исправить ведущий отечественный педагог Константин Ушинский. Первая же проверка Смольного, предпринятая им, показала следующее.

Изображение
В Смольном институте благородных девиц. Помимо учителя в классе должна была присутствовать - классная дама.

Полный провал по части владения русским языком. Его изучение начинали с так называемого «среднего возраста» — курса обучения девочек от 12 до 15 лет. «Ранний возраст», то есть девочки от 9 до 12 лет, русским языком не занимались вообще — изучали только французский и немецкий.

Впрочем, «изучали» — ещё громко сказано. Больше половины «смолянок» не смогли прочитать и перевести даже полстраницы немецкого текста — и это после 3 лет уроков.
С литературой дела были ещё хуже. Имена Пушкина, Лермонтова и Гоголя не говорили «благородным девицам» почти ничего. Как выяснилось, преподаватели посчитали их произведения «вредными и опасными для подрастающих отроковиц» и отделывались туманными пересказами. Самая пикантная деталь — в институте не было библиотеки. Так что если бы даже кто-то из учениц заинтересовался тем же Пушкиным, это приравнивалось бы к нарушению внутреннего распорядка. Со всеми вытекающими последствиями.

Изображение
В Смольном институте благородных девиц. Музицирование что не хватает современному образованию!

За сквернословие и дерзость воспитаннице надевали на шею огромный картонный красный язык, который, в зависимости от тяжести проступка, полагалось носить от одного дня до недели.
За небрежную или наоборот — слегка щегольскую причёску, а также за небрежно залатанную одежду, чернильное пятно на руке или переднике к платью прикалывали ношеный чулок как знак позора.
Если в мужских закрытых заведениях типа церковного училища могли оставить без обеда, то в Смольном это считалось негуманным. Еды как таковой не лишали. Однако при этом не разрешали садиться за стол. В общем, есть можно было и стоя. Но горе той, кто рискнул бы так поступить — негласно это считалось страшным прегрешением, верным признаком падших женщин.

Руками не трогать!


Не всё славно было и по части домоводства. Николай Гоголь прекрасно описал результат «благородного воспитания», оставив в веках госпожу Манилову из «Мёртвых душ». Она, конечно, воспитывалась не в Смольном. Но — в пансионе, который был устроен в точности по лекалам лучшего женского учебного заведения страны.

«Зачем, например, глупо и без толку готовится на кухне? зачем довольно пусто в кладовой? зачем воровка ключница? зачем нечистоплотны и пьяницы слуги? зачем вся дворня спит немилосердным образом и повесничает все остальное время? Но все это предметы низкие, а Манилова воспитана хорошо... Три главные предмета составляют основу человеческих добродетелей: французский язык, необходимый для счастия семейственной жизни, фортепьяно, для доставления приятных минут супругу, и, наконец, собственно хозяйственная часть: вязание кошельков и других сюрпризов».

Вопросы действительно резонные. Но адресовать их нужно не госпоже Маниловой, а наставникам. И прежде всего — педагогам Смольного, с которых все брали пример. Они же к урокам домоводство относились так: «К нашему приходу на кухню уже были аккуратно разложены на столах подготовленные кухаркой мясо, овощи, тесто и специи. Кухарка снисходительно позволяла нам что-нибудь нарезать или измельчить, а дальше снова брала всё в свои руки: к плите никого из нас не подпускали».

Отправлено спустя 3 минуты 41 секунду:
Школа фрейлин.

«Интересные факты о Смольном институте благородных девиц».


Изображение
Смольный институт благородных девиц стал первым женским образовательным учреждением в России, а его открытие положило начало эпохе реформ в области просвещения. Не последнюю роль в этом сыграл Иван Бецкой – президент Академии художеств, попечитель Смольного института и Московского воспитательного дома, руководитель Сухопутного Шляхетного корпуса. Именно по его проекту в 1764 году было создано Воспитательное общество благородных девиц, а затем по Российской Империи был разослан указ «О воспитании благородных девиц в Санкт-Петербурге при Воскресенском монастыре». К указу был приложен устав и штат «сего Воспитательного Общества».

От кофейного до белого


Во многом Смольный институт был похож на современные школы. Девочек из дворянских семей принимали туда с шести лет, а обучение длилось 12 лет и было разделено на четыре «возраста» по три года. В зависимости от возраста воспитанницы- «смолянки» должны были носить форменные платья: младшие – кофейного цвета, от 9 до 12 лет – синего, от 12 до 15 лет – голубого и от 15 до 18 лет – белого цвета. Шесть лучших выпускниц удостаивались отличительного знака – золотого вензеля с инициалами императрицы.

Одновременно в институте проходили обучение около 200 девочек. В 1765 году при Смольном институте открылось учебно-воспитательное учреждение для девиц других сословий (кроме крепостных), где можно было получить общеобразовательную подготовку по упрощенной программе и изучить азы домоводства.

Отправлено спустя 4 минуты 58 секунд:
Трудоустройство и замужество гарантировано

«Девицы из благородных семей по окончании института получали службу при дворе, некоторые становились фрейлинами. На это была направлена и образовательная программа заведения, составленная при участии Ивана Бецкого. Здесь изучали Закон божий, три иностранных языка, арифметику, рисование, историю, географию, словесность, обучались танцам, музыке, светским манерам, рукоделию и домоводству. Особый упор делался на иностранные языки и Закон божий, а выпускницы обязаны были знать «правила доброго воспитания, благонравия, светского обхождения и учтивости».

В штатное расписание института входили 29 учителей: русского языка, иностранных языков, рисования, вокальной и инструментальной музыки, истории, географии, геральдики и архитектуры, два танцмейстера.

Устав института был строг – девушки жили по четкому распорядку дня, а видеться с родными могли только по выходным и праздникам и только в присутствии начальницы. Покинуть заведение до 18-летия по своему желанию или по требованию семьи девочка не имела права.

Изображение
Институт располагался в монастыре до начала XIX века, пока рядом не было построено специальное здание. Фото: Екатерина Стекольщикова

Многие выпускницы оставались в институте и работали классными дамами – для них в награду за многолетний труд были предусмотрены почетные знаки: оранжевый бант «За труды» и серебренный с эмалью «Знак Учреждений Ведомства Императрицы Марии Федоровны». Девушки, которые воспитывались в мещанском отделении института, впоследствии могли рассчитывать на должность гувернанток.
Императорская реформа

Перемены в уставе института начались после смерти Екатерины. Павел I поручил своей супруге Марии Федоровне руководство всеми благотворительными и женскими учебными заведениями России. Она впоследствии управляла институтом 32 года и многое изменила. При Марии Федоровне появилось почасовое расписание преподавания каждого предмета, а весь курс обучения сократился с 12 до 9 лет. «Возрастов» осталось только три, и каждый был разделен на три параллельных группы: для отличниц, «середнячков» и неуспевающих. Каждый урок в институте длился два часа. Дважды в год «смолянки» сдавали промежуточные экзамены, а в конце года им предстоял итоговый экзамен.
Девочек стали принимать в институт с более позднего возраста – в 8-9 лет, а мещанок принимали и вовсе с 11-12, поскольку их программа ограничивалась шестью годами обучения. С приходом Марии Федоровны девочек стали готовить скорее в жены, чем во фрейлины, поэтому вместо книги «О должностях человека и гражданина», которая читалась в Екатерининское время, стали читать «Отеческие советы моей дочери». Практически все нововведения Марии Федоровны просуществовали в институте вплоть до его закрытия в 1917 году.

Новая порода

Образование, безусловно, было не единственной целью Смольного института. Учреждая это заведение, Екатерина позаботилась о том, чтобы в уставе были прописаны не только профессиональные требования к преподавателям и самим «смолянкам», но и правила поведения, обращения друг с другом. Телесные наказания в институте были категорически запрещены, а все служащие заведения обязаны были не только передавать знания воспитанницам, но и подавать им пример для подражания.
Изображение
На знаменитых портретах Левицкого «смолянки» скромны и веселы - как и положено по уставу института.

«Устав настоятельно требовал, чтобы дети всегда имели вид бодрый, веселый, довольный и «вольные действия души». Поэтому предписывалось отнюдь не делать из наук предметов скуки, горя и отвращения и облегчать всякими способами усвоение знаний, обращая при этом внимание на степень развития и способности каждой девочки в отдельности, - писала Зинаида Мордвинова в 1914 году в своем историческом очерке «Смольный институт в эпоху Екатерины II». - Что касается системы воспитания, то в уставе дается наставление самим воспитательницам, начиная с начальницы. В обращении с детьми требуются: «кротость, благопристойность, учтивость, благоразумие, справедливость и также непритворная веселость и отсутствие лишней важности в обращении».

Средством исправления провинившихся служило пристыжение перед всем классом, «дабы стыд одной служил всегда к воздержанию других от подобных поступков». Но применялась эта мера лишь в очень важных случаях, к которым относились малейшее нарушение благочиния во время молитвы или при церковном богослужении.«Очевидно, тут идет вопрос не только о светских манерах, но о выработке того культурного типа, который осуществлял бы ее государственную задачу: создать новую породу людей», - пишет Мордвинова.


Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу.

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 4
Всего сообщений: 334
Зарегистрирован: 18.10.2019
Откуда: Moscow
 Re: Культура

Сообщение Gosha »

Доска почета

За 153 года существования Смольного института через него прошли 85 выпусков. Разумеется, среди сотен благородных выпускниц были и те, чьи имена остались в истории. Одной из последних в институт благородных девиц в 1914 году поступила баронесса Мария Будберг – возлюбленная Максима Горького и героиня книги Нины Берберовой «Железная женщина». В 1911 году институт окончила Нина Комарова - будущая поэтесса Нина Хабиас, ученица Алексея Крученых и одна из первых футуристок.

Изображение
Карл Булла в 1917 году сфотографировал последних воспитанниц Смольного института.

В 1900 году одной из выпускниц стала Мария Добролюбова - педагог, сестра милосердия, революционер и сестра поэта Александра Добролюбова. В 26 лет она покончила с собой, не найдя в себе сил совершить теракт, организованный эсерами. В 1895 году выпускницей Смольного была Ксения Эрдели – арфистка, композитор, педагог, народная артистка СССР и основоположница советской школы исполнительства на арфе. В 1891 году институт окончила Дочь короля Николы I Черногорского и его жены Милены Вукотич принцесса Елена Черногорская, которая в браке с Виктором Эммануилом III стала королевой Италии и Албании, императрицей Эфиопии. Здесь же учились ее сестры, великие княгини Милица Николаевна, Зорка Николаевна и Анастасия Николаевна.

В 1848 году институт окончила Елена Бурман (в замужестве – Молоховец) – автор книги «Подарок молодым хозяйкам, или средство к уменьшению расходов в домашнем хозяйстве» (1861) и классик русской кулинарной литературы. Еще раньше здесь училась Елена Полтавцева – будущая жена генерала Дмитрия Скобелева и мать генерала Михаила Скобелева, начальница лазаретов во время русско-турецкой войны 1877—1878 годов. Выпускницей Смольного была и Екатерина Керн – дочь Анны Керн, возлюбленная композитора Михаила Глинки и мать академика Юлия Шокальского.

Звездоведение и практическое землемерие.

«Чему учили в царской России и СССР?»

Изображение
В преддверии Дня знаний корреспонденты побывали в Московском музее образования Московского института открытого образования, чтобы узнать подробнее о первых школьных предметах и учебных традициях нашей страны.

Слишком грамотные женщины

История отечественного образования начинается ещё со времён Древней Руси. В первой половине XI века князь Владимир открыл дворцовую школу в Киеве. Так называемый школьный курс оригинальностью не отличался, он полностью был основан на античных предметах. Грамматика, риторика, диалектика, арифметика, геометрия, музыка, астрономия — всего семь предметов. А если ученик хотел познавать другие дисциплины, то для этого существовали особые школы, где обучали грамоте и иностранным языкам.

Вы ошибаетесь, если думаете, что образование получали только избранные социальные слои. Найденные берестяные грамоты XI–XIII веков доказывают, что учились и крестьяне, и купцы, и ремесленники. Были среди них и женщины. На одном из стендов Музея образования есть интересное тому подтверждение — фотография фрагмента женской «любовной записки» на бересте, содержание которой гласит: «Я посылала к тебе трижды. Что за зло ты против меня имеешь, что в эту неделю ты ко мне не приходил? А я к тебе относилась как к брату!.. А тебе я вижу не любо…»

Отправлено спустя 5 минут 59 секунд:
Вычитать и умножать

После татаро-монгольского нашествия образование на Руси превратилось в богословское (именно монастыри в это время взяли на себя основную просветительскую роль). Лишь с середины XVII века русским людям вновь стало доступно светское обучение, его можно было получить в школах, которые создавались по европейскому образцу.

В это же время широкое распространение получили геометрия (а вернее, практическое землемерие), астрономия, история, появились первые «прародители» современных толковых словарей — «азбуковники», а в буквари впервые добавили связанные тексты для чтения. Как ни странно, самой слабо развитой дисциплиной на тот момент была арифметика: лишь в XVII веке на Руси стали появляться учебники с арабскими цифрами.

Просвещённые монархи и грамотный люд

Всем известно значение реформ Петра Великого в образовании, он же сделал его обязательным для всех детей (кроме крестьян) и ввёл гражданскую азбуку, которой мы пользуемся до сих пор.

Вслед за ним Екатерина II внимательно изучала педагогический опыт в ведущих европейских странах. Во времена правления императрицы в нашей стране школьников собирались даже научить мыслить самостоятельно. Но задуманное не удалось — всё сводилась к заучиванию наизусть текстов из учебников: математической географии, механики, гражданской архитектуры. Однако в одном школьники уж точно были благодарны Екатерине: она запрещала любые телесные наказания учеников.

В эпоху Александра I образовательная система шагнула ещё дальше, а дети получили возможность изучать граждановедение, естественное и народное право, политическую экономию, физико-математические и естественно-научные предметы, коммерцию и технологию и многое другое.

«По первое число»

При Николае I главными предметами вновь стали архаичные греческий и латинский языки. Прикладные же науки разрешалось преподавать лишь как дополнительные. А чтение курсов логики и психологии возложили исключительно на профессоров богословия. Одним словом, в это время школьная программа была скучной, а всё (начиная с причёски и заканчивая манерами) строго регламентировалось.

«Выдохнуть» ученикам удалось уже при Александре II, который вновь сделал образование доступным и разнообразным, а главное, законодательно отменил телесные наказания в средних учебных заведениях.

Сейчас мы даже не задумываемся над происхождением выражения «всыпать по первое число», а пару веков назад оно было слишком хорошо знакомо каждому ученику. В Российской империи вплоть до 1864 года в школах и церковно-приходских училищах практиковались телесные наказания, которые строго регламентировались: ровно 20 розг в месяц. Если провинности были мелкими — то наказание растягивалось на 30 дней. А за крупный промах приходилось получать месячную норму за один раз.

Новый порядок

С приходом советской власти в учебных заведениях ввели порядок, которому могли бы позавидовать и многие современные дети: были отменены обязательные домашние задания, отметки и экзамены. Школе предоставили все возможности для педагогических экспериментов, но к началу 30-х годов самыми главными вновь стали дисциплина и послушание. Повсеместно ввели обязательные программы и единые учебники, дошло до того, что от Калининграда до Чукотки проводились абсолютно одинаковые уроки.


Вплоть до 80-х годов прошлого века в СССР была утверждена программа на «среднего» ученика, при которой на особенности детей педагоги не должны были обращать внимания. Но в 1988 году председатель Госкомитета СССР по народному образованию Геннадий Ягодин организовал учёную группу, подготовившую новую программу, в основе которой лежала идея развития личности. Внесение этих позитивных изменений ученики ощущают до сих пор, а имя Ягодина навсегда увековечено в названии Московского музея образования.

Отправлено спустя 3 минуты 24 секунды:
«Кухаркины дети».

«Как закон в сфере образования привёл к крушению империи».

Изображение
Н. П. Богданов-Бельский. Устный счёт. В народной школе С. А. Рачинского. 1895. Государственная Третьяковская галерея, Москва.

1 июля 1887 года в Министерстве просвещения Российской империи появился циркуляр, озаглавленный так: «О сокращении гимназического образования». Документ был секретным, так сказать, для служебного, внутреннего пользования. Статусом закона или даже указа он не обладал. Тем не менее значение этой скромной бумаге придаётся огромное. Чтобы стало ясно, почему так вышло, придётся вспомнить название, под которым он утвердился в истории. «Циркуляр о кухаркиных детях».

Часто приходится слышать, что именно этот документ явился одной из причин сильно возросшего общественного недовольства, которое впоследствии привело к взрыву революционных настроений. В частности, возмущение вызывал вот этот фрагмент:
«Нужно разъяснить начальствам гимназий и прогимназий, чтобы они принимали в эти учебные заведения только таких детей, которые находятся на попечении лиц, представляющих достаточное ручательство в правильном над ними домашнем надзоре. Таким образом, при неуклонном соблюдении этого правила гимназии и прогимназии освободятся от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детям коих, за исключением разве одарённых гениальными способностями, вовсе не следует стремиться к среднему и высшему образованию».

«Нужны профессионалы»

Можно видеть, что конкретно о «кухаркиных детях» здесь речи не идёт. Однако можно видеть и то, что сейчас назвали бы дискриминацией по социальному признаку. Получалось, что, если ты родился в бедной семье какого-нибудь подметалы, тебя не то что не возьмут учиться в гимназию, но и думать об этом не следует, и стремиться не положено.

Сейчас, по прошествии времени, задним числом пытаются оправдать появление этого циркуляра вполне объективными предпосылками. Дескать, потихонечку начиналось индустриальное развитие державы, для которого перепроизводство выпускников классических гимназий с их греческим, латынью и общим гуманитарным уклоном не очень-то и нужно. Скорее, даже вредно. А нужно, наоборот, побольше людей с крепким средним профессионально-техническим образованием.

И действительно, параллельно с циркуляром о «кухаркиных детях» появляется целый ряд нормативных документов, которые вроде бы показывают: да, правительство работает именно в этом направлении. Уже в 1888 г. последовательно учреждаются: промышленные училища, ремесленные училища, химико-технические училища и даже отдельные школы при ремесленных училищах со слесарными и столярными отделениями. Более того, в 1888 г. завершилась многоступенчатая реформа, которая наконец-то снабдила Российскую империю средними учебными заведениями технического профиля. Она шла долго и муторно, почти полвека. В 1839 г. появились первые «реальные классы для временного преподавания технических наук». В 1864 г. классы стали реальными гимназиями. В 1872 г. — реальными училищами. И вот теперь, через год после циркуляра о «кухаркиных детях», реальные училища стали полноценными учебными заведениями: их выпускники получили право поступать в университет. Правда, только на физико-математический или медицинский факультет.

Казалось бы, вот он, настоящий прорыв. Пусть «кухаркины дети» не могут поступать в гимназии. Есть же и другие заведения. Есть выбор, в конце концов. Иди туда, куда хочешь. И сам выучишься, и государству польза будет.

Отправлено спустя 6 минут 2 секунды:
Кризис управления

Однако на самом деле прорыва не случилось. И по-настоящему серьёзной пользы для государства эти шаги не принесли.

Современник и свидетель этих реформ, историк Василий Ключевский, дал чеканно сформулированный комментарий по политике в сфере образования: «В России нет средних талантов, простых мастеров, а есть одинокие гении и миллионы никуда не годных людей. Гении ничего не могут сделать, потому что не имеют подмастерьев, а с миллионами ничего нельзя сделать, потому что у них нет мастеров. Первые бесполезны, потому что их слишком мало, вторые беспомощны, потому что их слишком много».

Золотые слова, и сказаны вовремя. Более того, создаётся впечатление, что правительство к ним прислушалось и развернуло целую сеть реальных училищ именно для того, чтобы дать «мастеров». Должно было получиться красиво. Вот есть «гении», вот есть «исполнители», вот мы даём к ним «мастеров» и ждём, что система будет работать. А она почему-то работает через раз, да и то с пробуксовкой. Почему же, если есть и квалифицированные специалисты высшего и среднего уровня, и дешёвая рабочая сила? Дело в том, что как раз тогда страну поразил первый кризис индустриализации. Категорическая нехватка управленцев. Их нужно было откуда-то взять, причём в достаточно большом количестве.

Но в это время подоспел циркуляр о «кухаркиных детях», который призван был сократить широкий доступ именно к гуманитарному гимназическому образованию. Как раз к той сфере, которая могла дать управленцев широкого профиля. Не технарей или мастеров, а специалистов, умеющих работать с людьми. Так что дело здесь не только в народном возмущении или дискриминации. Просто тринадцати лет действия этого циркуляра оказалось вполне достаточно для того, чтобы дефицит грамотных управленческих кадров вырос до ощутимых размеров. Империя явно теряла управление своими частями. И в конце концов это привело к тезису Ленина: «Мы требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники». С одной только поправкой. Требовали этого не столько большевики, сколько сама жизнь.

Корней Чуковский о себе, царе и «кухаркиных детях»

«Когда к власти пришли «Кухаркины Дети» - с начало они все были «пролетариями», но вскоре они составили «советскую буржуазию».

Изображение
Корней Чуковский в своем фруктовом саду на подмосковной даче. 1957 год.

1 июля 1887 года был издан Доклад «О сокращении гимназического образования», составленный министром просвещения Российской империи графом Деляновым и также известный как «Циркуляр о кухаркиных детях». Выход устава предваряло совещание, которое Делянов провёл совместно с другими министрами и обер-прокурором Святейшего Синода, то есть официальным представителем Российского Императора в Синоде, Константином Победоносцевым. Именно идеи обер-прокурора легли в основу «Циркуляра»: Победоносцев был уверен, что остановить народные революционные движения возможно, в том числе и ограничив получение образования представителями низших слоёв общества.

Изображение
Иван Делянов. 1890 год. Левицкий

Согласно тексту доклада, «гимназии и прогимназии освободятся от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детям коих, за исключением разве одарённых гениальными способностями, вовсе не следует стремиться к среднему и высшему образованию. С тем вместе, не находя полезным облегчать на казённые средства приготовление детей в гимназии и прогимназии, совещание высказало, что было бы необходимо закрыть приготовительные при них классы, прекратив ныне же приём в оные».

Доклад носил рекомендательный характер и не содержал каких-либо точных инструкций и указаний. Тем не менее, в некоторых учебных заведениях «циркуляр» расценили как руководство к действию, так что отчисления, согласно информации очевидцев, всё же имели место. Об исключении по «указу о кухаркиных детях» неоднократно вспоминает в своих произведениях Корней Чуковский, из-за низкого происхождения так и не закончивший Одесскую гимназию.

В статье «Министр, царь и "кухаркины дети"», опубликованной в журнале «Смена» в июле 1937 года, писатель объясняет, что подтолкнуло императора Александра III к принятию «Циркуляра»:

«Самодержавный "народолюбец" яснее всего обнаруживал свои подлинные чувства к народу, когда дело шло о народном образовании, о школах для масс. Тягу своего любимого "простого народа" к культуре он считал опасным преступлением, которое необходимо пресечь в самом корне.

Когда крестьянка Ананьина, привлечённая к суду по одному революционному делу, упомянула о том, что она мечтала отдать своего сына в гимназию, Александр III написал, негодуя:
«Это-то и ужасно! Мужик, а тоже лезет в гимназию!» Неплохо жили мужики при Царе, могли платить за образование своих детей именно из них появились Строгановы, Демидовы, Ломоносовы, Третьяковы, Морозовы, Филипповы, Смирновы, Петровы и многие прочие.

Когда тобольский губернатор не без прискорбия довёл в своём докладе до монаршего сведения, что в губернии мало грамотных, царь написал на полях: «И слава Богу!»

Он хорошо понимал, что "простые люди" лишь до той минуты являются надёжной опорой престола, покуда они в темноте.
Поэтому он так распалялся, когда обнаруживал, что, невзирая ни на какие приказы, дети дворников, судомоек и прачек так и "лезут" за наукой в гимназию.

В 1887 году молодые студенты, первокурсники, вчерашние гимназисты, дети очень небогатых родителей организовали покушение на жизнь царя. Значит, во всём виноваты гимназии! Значит, для того, чтобы утихомирить студенчество, нужно очистить гимназии от озлобленной и недовольной бедноты.

Чуть только Ивану Давыдычу стало известно, что, вдохновляемый Победоносцевым, царь намерен очистить гимназии от ненавистных "чумазых", он ещё до всяких распоряжений по этому поводу изготовил проект циркуляра: изгнать из гимназий не только крестьянских и мещанских детей, но даже детей небогатых купцов, чтобы там учились одни лишь богачи и дворяне.

Александр III прочитал и поморщился:
«Это хорошо бы... Но перед Европой неловко... Надо бы как-нибудь помягче...»
И Иван Давыдыч тотчас же изготовил другой циркуляр, либеральнее. Циркуляр, который прославил его на многие годы, а может быть (кто знает?), на века. Циркуляр о так называемых "кухаркиных детях"».

Отправлено спустя 3 минуты 37 секунд:
О том, как лично его коснулись новые порядки, Чуковский пишет и в своей автобиографической повести «Серебряный герб» — ироничной книге о детских и отроческих годах жизни. О точной дате и причинах исключения исследователи спорят до сих пор: одни считают, сверяясь с цифрами и фактами, а точнее с тем, как называлась гимназия в то или иное время, что выгнать молодого человека могли не раньше 1898 года, когда ему было уже 16 лет (еврей в этом возрасте уже взрослым считается и сомостоятельнвм). Сам же автор утверждает, что покинул учебное заведение в пятом классе — в 12 лет — и представляет себя на страницах повести ещё довольно инфантильным и по-детски трогательным мальчиком. Вероятно, писатель намеренно «подвинул» дату, чтобы несправедливость ощущалась острее на фоне детского горя со слезами, какого не было у 16-летнего юноши.

Поместим отрывок из повести Корнея Чуковского «Серебряный герб», в котором школьный инспектор Прохор Евгеньевич (Прошка) объявляет герою, что тот исключён. И не на две недели за провинности — «издевaюсь нaд обрядaми церкви, рaзврaщaю блaгочестивого Зуевa, устрaивaю десятки снaстей для сигнaлизaции во время диктовки (вот когдa он вспомнил о моём телефоне) и нaрочно дaю неверные сигнaлы товaрищaм, чтобы они получaли нули...», — как думал мальчик, а навсегда.

***

«— Здесь вaм не булочнaя, увaжaемый сэр, — говорит он громко, нa всю зaлу. — Или вы не зaметили — нa дверях у нaс вывесочкa: "Посторонним вход строго воспрещaется".
Гимнaзисты окружaют нaс молчaливой толпой. Их не меньше стa, a откудa-то мчaтся ещё и ещё. Двое или трое — со скрипкaми: должно быть, у них только что кончилaсь музыкa.
— Здесь вaм не булочнaя, — повторяет Прошкa язвительным голосом, глядя не нa меня, a нa публику. Он потирaет руки, он выпятил грудь. Он похож нa aктёрa, который дорвaлся нaконец до любимой выигрышной роли и собирaется сыгрaть её под aплодисменты восторженных зрителей.
— Прохор Евгеньич, — лепечу я бессвязно, — я ни в чём... Спросите у Козельского... у Зюзи. Зюзя, отчего ты молчишь? Ведь ты знaешь, что я дaже не видел твоего дневникa. Честное слово, не видел. Все мои товaрищи скaжут. Вот и Тюнтин... спросите у Тюнтинa.
— Нет-с! Извините! Вaши товaрищи — вон они!
И Прошкa укaзывaет рукою в окно. Тaм нa пaнели под мaртовским солнцем, у железной решётки монaстырского сaдa сгрудились оборвaнные бездомные дети, которых в нaшем городе нaзывaют "босявкaми".

Изображение
Александр Блок и Корней Чуковский на вечере Блока в Большом Драматическом театре. Фото М. С. Наппельбаума. Петроград, 25 апреля 1921 года.

— Не прикaжете ли приглaсить этих джентльменов сюдa? — спрaшивaет Прошкa нaсмешливым голосом. — "Сaдитесь, дорогие, зa пaрты, мы нaучим вaс aлгебре, химии, всем языкaм".
Это любимaя Прошкинa темa. В течение многих лет он не рaз повторял, что гимнaзии существуют для избрaнных.
Сегодня он говорит об этом особенно крaсноречиво и долго. И тут только я зaмечaю, что спрaвa, у двери в "рыдaльню", тихо стоит Шестиглaзый и, зaжмурившись, кивaет головою.
Прошкa — его обезьянa: подрaжaет ему во всех своих жестaх и произносит тaкие же цветистые речи. И дaже щурится близоруко, совсем кaк Бургмейстер, хотя зрение у него очень хорошее.
Я слушaю его кaк в тумaне. Прямо против меня стоит взволновaнный, бледный Тимошa, и в его зелёных глaзaх — плaменнaя ненaвисть к Прохору. Щёки его дёргaются в судороге, губы непрерывно шевелятся. Он силится что-то скaзaть, но не может, потому что он зaикa; при мaлейшем душевном волнении у него отнимaется язык, и он только мычит от нaтуги.
Тут же стоит Людвиг Мейер, восьмиклaссник, и смотрит нa меня с явным сочувствием.
— Будьте же любезны удaлиться! — обрaщaется ко мне Прошкa с преувеличенной вежливостью. — И кaк это он ловко прокрaлся сюдa! — говорит он совсем другим голосом, обрaщaясь к молодому служителю Косте. — "Я, Прохор Евгеньич, зa булочкой!"
— Дa он тут с утрa! — кричит Тюнтин.
— С утрa?.. Угу-гу! Ты, Костя, гляди и помни: чуть увидишь этого синьорa — ни в пaрaдный, ни в чёрный. В прихожую — и то воспрещaется... По-жaлуйте, молодой человек!
— Прохор Евгеньич! — кричит издaли Муня Блохин, протискивaясь к нему сквозь толпу. — Прохор Евгеньич, вы, должно быть, не знaете... Я сейчaс вaм скaжу...

Прошкa глядит нa Блохинa тем зловещим и многознaчительным взглядом, кaким обычно глядит Шестиглaзый нa сaмых зaкоренелых "рыдaльцев", и, не ответив ни словa, обрaщaется ко мне с той же нaсмешливой вежливостью:
— Берите, молодой человек, вaши вещи, если они у вaс есть, и пожaлуйте зa мной... Вот сюдa-с!
Он покaзывaет мне дорогу — "нaпрaво-с", "нaлево-с", кaк будто я здесь никогдa не бывaл, и ведёт меня к выходу, кaк полицейский своего aрестaнтa: он — впереди, сбоку — Костя.
— Погодите, пожaлуйстa! — кричит Муня Блохин, зaтёртый толпой первоклaссников, хлынувшей из нижних коридоров.
Я иду, опустив глaзa. Почему-то мне тaк стыдно перед идущими вслед зa мною товaрищaми, словно я поймaнный вор.
Нaконец Муне удaётся протискaться к Прохору.
— Прохор Евгеньич, его только нa две недели... Только до постaновления советa. Я слышaл. Мне скaзaли... Вы, должно быть, не знaете...
— Совет уже зaседaл вчерa вечером. Экстренно. И постaновил: исключить. Его и ещё двоих.
Услышaв эти стрaшные словa, я не грохнулся нa пол, не зaвопил, не зaплaкaл. Для нового горя во мне уже кaк будто нет местa.
Тимошa что-то говорит мне, но что — я не понимaю, не слышу. Я кaк будто онемел и оглох.
Мы нaчинaем спускaться в шинельную. Здесь я знaю кaждую ступеньку, кaждое пятно нa стене. Кaкими испугaнно круглыми, большими глaзaми глядят нa меня первоклaссники, девятилетние мaльчики, толпящиеся внизу, в вестибюле! Должно быть, им кaжется, что я сaмый нaстоящий рaзбойник, который, если вырвется, нaделaет бед.

Сгорбленный и несчaстный, я спускaюсь по лестнице.
В шинельной я вижу Мелетия. Он стоит перед зеркaлом и, прищурив глaзa, стaрaтельно приглaживaет мaленькой щёточкой свои жидкие белёсые брови. Я клaняюсь ему в зеркaло, по стaрой привычке. Он смотрит нa меня, кaк нa зaбор или дерево.
Прошкa звонко кричит Моисеичу:
— Подaйте молодому человеку фурaжечку!
Подaвaть гимнaзистaм фурaжки — тaкого обычaя у нaс не бывaло.
Я хочу шaгнуть к своей вешaлке (знaкомaя вешaлкa — номер одиннaдцaтый, первaя слевa), но Прошкa удерживaет меня зa плечо:
— Не трудитесь, пожaлуйстa. Вaм сейчaс подaдут.
И, перехвaтив мою фурaжку — недaвно купленную, с белыми кaнтикaми, — он делaет ужaсную вещь: вылaмывaет из неё мой гимнaзический герб и отдaёт её мне — без гербa!»

Отрывок из повести Корнея Чуковского «Серебряный герб»
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу.

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 4
Всего сообщений: 334
Зарегистрирован: 18.10.2019
Откуда: Moscow
 Re: Культура

Сообщение Gosha »

Совок не умер

«Почему депутаты ведут себя как шпана? Их поведение связано с отсутствием культуры в основном, потом они себя считают не без основаниями Охранниками Кремля, своего рода политическим демпфером между Народом и Властью».

Изображение
Николай Валуев.

В Саратовской областной думе подрались депутаты. Конфликт между представителями фракций КПРФ и «Единая Россия» прямо во время заседания перерос в полномасштабную стычку с обливанием водой и киданием друг в друга различных предметов. Раньше такое случалось и в Госдуме. Что же не так со слугами народа, которые то хамят этому народу, то распускают руки?

Николай Валуев, депутат Госдумы, экс-чемпион мира по боксу:
— На мой взгляд, подобное происходит от слабости, от неумения выражать и отстаивать свою позицию. Когда не работает речевой аппарат, в ход идёт кулачный.

И что думать избирателю, который на всё это смотрит? Он отдал голос человеку в надежде на то, что тот изменит его жизнь к лучшему, возьмёт под контроль проблемную ситуацию в регионе. Но депутат не может даже себя взять в руки. Вот и получается — избиратель обманулся в своих ожиданиях. Или, скорее, его обманули с помощью каких-то информационных технологий, к которым прибегали на момент выборов.

Я уже не говорю о том, что, когда парламентарии опускаются до мордобоя, забывается сама тема, из-за которой разгорелись такие страсти. В памяти остаётся только драка. А кто и что в ней отстаивал, становится уже не так важно.

Что касается наказаний за драку, то существуют меры дисциплинарного воздействия на депутата, прописанные в регламенте. Комиссия Государственной думы по вопросам депутатской этики вправе, например, лишить народного избранника слова, возможности какое-то время выступать с трибуны. Для публичного человека такое поражение в правах, невозможность выражать своё мнение во всеуслышание в стенах парламента — серьёзное наказание.

Были ли случаи, когда у меня самого чесались кулаки во время парламентских заседаний? Чтобы такое произошло, дело должно дойти, наверное, до серьёзных личных оскорблений. Слава богу, такого не случалось.

Но, кстати, если кого-то настолько сильно задели, что человек не видит иной возможности приструнить обидчика, то в конце концов можно вызвать своего оппонента на мужской поединок в свободное от работы время. И пусть набивают друг другу шишки без ущерба для депутатской деятельности.

«В рыло хлопну».

«Как наказали современных Держиморд, оскорблявших народ?»

Изображение
Иркутская чиновница, назвавшая пострадавших от паводков «бичами» и «быдлом», выходит на другую работу. Как живут «слуги народа», успевшие нахамить своему «хозяину».

«Готовы были землю целовать»

В августе в интернет попала запись слов пресс-секретаря губернатора Иркутской области Ирины Алашкевич, которая якобы комментировала встречу президента страны с пострадавшими от наводнения. «Он приехал туда на полчаса. Люди, вся эта бичевня, пришли – вы бы видели, как они одеты! Одна пришла на каблуках, в чёрном – и белые носочки. Эта шляпа у неё… Он пошёл, они готовы были землю целовать. Стояло вот это быдло, и они все готовы были кипятком писаться от счастья», – говорил женский голос на записи. В отношении чиновницы начали служебную проверку, она заявила, что запись сфальсифицирована. Эксперты нашли признаки монтажа, но по­длинность голоса Алашкевич подтвердили.

Когда скандальная история докатилась до президента, он назвал даму «непорядочным человеком». В результате она сама подала в отставку, но пригрозила судом журналистам. Сейчас в СМИ появилась информация, что Алашкевич переходит работать в «Корпорацию развития Иркутской области» (КРИО). При этом она якобы продолжит руководить пресс-службой губернатора, так как упомянутая корпорация принадлежит правительству региона. Сама Алашкевич подтвердила, что выходит на новое место работы, но говорит, что это не КРИО.

Изображение
В феврале на встрече с жителями посёлка Суземка Брянской области директор коммунального предприятия «Суземкакомсервис» Сергей Цуканов заявил женщине: «Я сейчас тебя в рыло хлопну, поняла?» Визит чиновника был связан с жалобой местных жителей в администрацию района на то, что коммунальщики плохо убирают снег. Женщина попала под горячую руку. Цуканов извинился, объяснив своё поведение «тяжёлым днём». Но в итоге вынужден был уволиться… по собственному желанию.

Изображение
А вот мэр города Сибай (Башкирия) Рустем Афзалов, который в те же дни на встрече с местными жителями, записавшими видеообращение к Президенту РФ об экологической катастрофе в городе, назвал инициатора обращения «козлом» и «каким-то непонятным экскрементом», до сих пор работает. Хотя за него извиняться пришлось главе Башкирии.
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу.

Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 4
Всего сообщений: 334
Зарегистрирован: 18.10.2019
Откуда: Moscow
 Re: Культура

Сообщение Gosha »

«Рожать не просили»

В прошлом году глава администрации Заволжска Ивановской области Александр Предтеченский оскорбил Анастасию Афанасьеву, пришедшую к нему на приём. Женщина рассказала, что ей как сироте администрация предоставила бесплатную квартиру, но жить там с ребёнком невозможно из-за отвратительного состояния жилья. Предтеченский в грубой форме спросил, зачем она вообще рожала ребёнка. После вмешательства главы региона чиновник по телефону извинился перед Анастасией и тему закрыли. Но уже этим летом глава Заволжска ушёл в отставку.

В марте этого года глава департамента образования Владимирской области Ольга Беляева, комментируя отмену бесплатных завтраков для ряда младшеклассников, заявила, что «организация питания детей в школе – ответственность родителей». Вроде бы явного хамства в этих словах не было, но сам подход многих возмутил. Губернатор Владимир Сипягин потребовал от Беляевой объяснений, и та заявила, что «это была оговорка». Чиновница по-прежнему работает на своём месте.

Директору департамента молодёжной политики Свердловской области олимпийской чемпионке 2004 г. по художественной гимнастике Ольге Глацких прошлой осенью повезло меньше – её слова не остались без последствий. На встрече с молодёжью Кировграда Глацких заявила, что государство молодым людям «вообще ничего не должно»: «Вам должны ваши родители… Государство не просило вас рожать». Формально Глацких отделалась за свои слова выговором, однако вскоре губернатор Свердловской области расформировал весь возглавляемый ею департамент, а в новую структуру Ольгу не позвали. В апреле Глацких заняла должность замдиректора Дворца игровых видов спорта в Екатеринбурге, в августе там же открыла школу художественной гимнастики.

«Макарошки» для «тунеядцев»

Некоторые чиновники уверены, что власть ничего не должна не только детям, но и гражданам любых возрастов. Министр социально-демографической и семейной политики Самарской области Марина Антимонова так и написала на своей странице в соцсети при обсуждении вопроса о соцпособиях для малообеспеченных и неполных семей. По её мнению, государство не должно «всех содержать», мол, «наше поколение сады и огороды разводило. Если хочешь ребёнка, всегда найдёшь решение!» Потом она, правда, извинилась и… работает дальше.


Ещё круче выступил депутат Волгоградской облдумы, экс-глава регионального «Газпрома» Гасан Набиев. Он заявил, что маленькие пенсии по 7–8 тыс. руб. получают исключительно «тунеядцы и алкаши», «а у тех, кто работал нормально, – 20–25 тыс. и более». Видимо, с годовым доходом в 14 млн можно так рассуждать. Но волгоградское отделение «ЕР» решило исключить Набиева из партии и о­ставило его без депутатского мандата. Попрощалась с должностью и знаменитая «чиновница с макарошками». Год назад министр занятости, труда и миграции Саратовской области Наталья Соколова заявила, что человеку для нормального питания в месяц достаточно 3,5 тыс. руб. Она даже пообещала составить «диетическое меню» исходя из этой суммы, поскольку «макарошки всегда стоят одинаково, кефир – тоже недорого». Уже после отставки Соколовой выяснилось, что с 2013 г. она получала из бюджета матпомощь – по 200 тыс. в год. Да и после увольнения на «макарошках» ей сидеть не пришлось. Её супруг владеет несколькими предприятиями, в том числе рыбным заводом в Вольске.

Изображение
Ещё в конце 2018 г. Дмитрий Медведев призвал всех чиновников «включать мозги», прежде чем делать какие-либо заявления. А тех, кто продолжит вести себя вызывающим образом, можно, по словам премьера, и к ответственности привлекать. Недавно в Госдуму внесли соответствующий законопроект. За обидные высказывания предлагается наказывать должностных лиц штрафом от 500 тыс. до 3 млн руб. Если же чиновник позволит себе распускать руки или угрожать оппоненту насилием, то он может отправиться за решётку на срок до 5 лет.

Однако эксперты сомневаются, что депутаты поддержат эту инициативу. Правительство и Верховный суд уже дали на неё отрицательный отзыв. «В принципе закон об оскорблении граждан властью нужен. Недавно приняли закон об оскорб­лении власти, и ситуацию надо как-то уравновесить. Но вопрос в том, будет ли закон работать. Как судье быть с высказываниями про «макарошки»? Может, чиновница просто посоветовала пенсионерам вкусно питаться, – рассуждает гендиректор Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв. – Чиновник – это сухарь, который можно намочить только сверху. То есть заставить что-то делать или не делать его может только начальство. Нужны громкие отставки. А снизу победить хам­ство и высокомерие со стороны чиновников не получится».
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу.

Ответить Пред. темаСлед. тема

Быстрый ответ

Изменение регистра текста: 
Смайлики
:) :( :oops: :roll: :wink: :muza: :sorry: :angel: :read: *x) :clever: :thank_you:
Ещё смайлики…