Новейшее времяПольский вопрос

С 1917 года до нашего времени
Ответить Пред. темаСлед. тема
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 238
Зарегистрирован: 18.10.2019
Откуда: Moscow
 Польский вопрос

Сообщение Gosha »

Облом на Висле. Красные могли дойти до Лиссабона, но не дошли и до Варшавы».

Изображение
Польские окопы под Милосной, август 1920 года.

Победи Красная Армия, Польша вскоре, при образовании СССР, стала бы Российской Советской Социалистической республикой. События, начавшиеся 100 лет назад, 25 апреля 1920 г., с польского наступления на Киев, были одной из развилок истории.

«Слишком слабы, чтобы обороняться»

Ее судьбу могли бы разделить Германия и Франция. Жизнь всей Европы пошла бы по другому руслу. Да что там Европы — всего мира! Не случилось бы Второй мировой войны — какие войны между братскими советскими республиками? Войну начала Польша. Совдепия, у которой железной занозой торчала белая армия на юге России, меньше всего хотела войны на два фронта. Но получила ее.

Польша, получившая независимость от России в результате Октябрьской революции, мечтала о большем. В идеале — о восстановлении Речи Посполитой в границах 1772 года. Боевые действия начались 1 января 1919 взятием Вильнюса (формально независимая Литовская ССР). 9 августа поляки захватили Минск (Белорусская ССР). В Киеве тогда стояла Красная Армия РСФСР, с которой 25 апреля 1920 года передовые польские части вступили в бой. 7 мая советский Киев пал.

Изображение
Польско-украинские войска вступают в Киев. Крещатик, 1920 г.

И тут у большевиков лопнуло терпение. С Кавказа отозвали 1-ю конную армию Буденного. Западный фронт под командованием Михаила Тухачевского и Юго-Западный под командованием Александра Егорова перешли в наступление. Полякам не помогли ни французские военные советники, ни новейшие танки «Рено», ни американские летчики-добровольцы. К началу августа положение польской армии было катастрофическим — впору задуматься о капитуляции. Тогда, по легенде, Начальник государства польского (должность такая!) Юзеф Пилсудский сказал: «Мы слишком слабы, чтобы обороняться, поэтому мы будем наступать».

16 августа поляки прорвали фронт Тухачевского и вышли к нему в тыл. Вскоре красные побежали. На самом деле войну выиграл польский сержант-радиотелеграфист. Он первым додумался, что шифр, который красные используют в радиообмене, основан не на кириллице, а на латинице. Шифр удалось взломать. Так Пилсудский узнал, что 1-я конная армия Буденного находится за 300 километров от Варшавы. Она пришла на помощь, но было уже поздно. Стороны потеряли по 60-70 тысяч убитыми. Красные — еще и под 100 тысяч пленными.

Тухачевский против Пилсудского

После войны с поляками Тухачевский успел опубликовать о ней лишь небольшую брошюру «Поход за Вислу». «Расчет на революцию в Польше, — писал „красный Наполеон“, — как встречу нашего наступления, как следствие разгрома орудия принуждения в руках польской буржуазии имел под собой серьезные основания, и если бы не наше поражение, он увенчался бы полным успехом... Нет никакого сомнения в том, что если бы на Висле мы одержали победу, то революция охватила бы огненным пламенем весь Европейский материк. Конечно, когда война проиграна, очень легко находить политические ошибки, политические промахи. Но только что обрисованная обстановка говорит сама за себя. Революция извне была возможна. Капиталистическая Европа была потрясена до основания, и если бы не наши стратегические ошибки, не наш военный проигрыш, то, быть может, польская кампания явилась бы связующим звеном между революцией Октябрьской и революцией Западно-Европейской».

Вот, значит, кто был виноват в том, что мировой революции так и не случилось! В отличие от Тухачевского, Пилсудский написал о советско-польской войне целую книгу «Война 1920 года».

«Как Начальник польского государства и главнокомандующий его вооруженными силами, — писал он, — я горжусь до сих пор, что был выразителем тех, кто провозглашал эту весну в Польше и собственной грудью защищал ее проявления. И вот, еще в 1918 году независимо ни от кого я поставил себе определенную цель войны с Советами. Я решил напрячь все усилия именно к тому, чтобы возможно дальше от мест, где зарождалась и выковывалась эта новая жизнь, пресечь все попытки и покушения еще раз навязать нам чуждую, устроенную не нами самими жизнь. В 1919 году я достиг осуществления этой задачи. Советские попытки были мною отброшены так далеко, что они уже не в состоянии были мутить и препятствовать нашей работе по устроению, будь то хорошей или плохой — в обсуждение этого я не вхожу, — но собственной жизни».

Красная Армия еще придет в Варшаву, но через четверть века.

Сколько вас, солдаты?

Изображение
Пленные красноармейцы в Тухольском лагере.

«Чудо на Висле», как эти события именуются в Польше, у нас назывались скромнее — «неудача под Варшавой». Эту неудачу не любили вспоминать в советские времена. Не любят и сейчас. В посткоммунистической Польше про «чудо» написаны тонны литературы, сняты фильмы. Например, «Варшавская битва. 1920» Ежи Гофмана. Кстати, жанр можно определить как очень кровавый мюзикл. В современной России — тишина. Если не считать возникающих каждые 5 лет публикаций о том, что в польском плену погиб каждый шестой красноармеец. В этом российские и польские историки сходятся. Расходятся в другом: каждый шестой — это 80 тыс., как считают у нас, или 15 тыс., как принято в Польше. Этой весной все снова вспомнят о пленных. Чтобы забыть о них до 2025 года.

Под «Волчьим солнцем».


«Реальная история отношений СССР и Польши 1920-1939 годы».

Изображение
Митинг в поддержку Красной Армии во время Советско-польской войны. Гданьск, 1920 год.

Вечные конкуренты

«Отношения между Россией и Польшей никогда не были простыми. Оба государства на протяжении веков вели жесткую конкуренцию за контроль над территориями современных Литвы, Белоруссии и Украины».

Амбиции поляков простирались до самого Смоленска, который на протяжении определенного времени находился под их властью. Пиком преимущества Речи Посполитой стало начало XVII века, когда при ее непосредственном участии встал вопрос о существовании России как независимого государства. Реванш Российской империи состоялся спустя два столетия, когда Польша была стерта с политической карты мира, а большая часть ее территории, включая Варшаву, оказалась под властью русского монарха.

Совместное «проживание» не было спокойным — Польшу периодически сотрясали мощные антироссийские восстания, которые жестко подавлялись русской армией. Неудивительно, что в начале XX века Царство Польское было одной из тех частей Российской империи, где революционные настроения кипели особенно сильно.

«Я ехал красным трамваем социализма до остановки “Независимость”, но на ней я сошёл»

«Развод» России и Польши начался до падения династии Романовых. В ходе Первой мировой войны польская территория была занята германскими войсками. Независимость Польши была признана декретом большевистского Совнаркома 10 декабря 1917 года».

Фактическую независимость Польша обрела в ноябре 1918 года, после поражения Германии в войне. Пока германские войска покидали занятые территории, на них решался вопрос о том, кому будет принадлежать власть. «Начальником государства Польского» стал Юзеф Пилсудский.

В польской борьбе за независимость существовали два течения — социалистическое и националистическое. Пилсудский оказался, так сказать на пересечении — бывший активист Польской социалистической партии, придя к власти, он заявил вчерашним соратникам: «Товарищи, я ехал красным трамваем социализма до остановки «Независимость», но на ней я сошёл. Вы же можете ехать до конечной остановки, если вам это удастся, но теперь давайте перейдём на «Вы».

Изображение
Юзеф Пилсудский.

Столкновение неизбежно

Новая Польша провозгласила себя «Второй Речью Посполитой» неслучайно. Пилсудский и его единомышленники ставили задачу восстановления государства в границах 1772 года. Это делало конфликты с соседями на востоке неизбежными. Поляки претендовали на территории Украины, Белоруссии и Литвы, ранее входившие в Российскую и Австро-Венгерскую империи.

Но и большевики, действуя в рамках концепции «мировой революции», намерены были двигаться на запад, освобождая пролетариат от цепей помещиков и капиталистов. После того, как Советская Россия в ноябре 1918 года объявила недействительным Брест-Литовский договор с Германией, движение Красной Армии на территории, ранее занятые немцами, началось.

«Замкнутая в пределах границ времён шестнадцатого века, отрезанная от Чёрного и Балтийского морей, лишённая земельных и ископаемых богатств Юга и Юго-Востока, Россия могла бы легко перейти в состояние второсортной державы, неспособной серьёзно угрожать новообретённой независимости Польши. Польша же, как самое большое и сильное из новых государств, могла бы легко обеспечить себе сферу влияния, которая простиралась бы от Финляндии до Кавказских гор», — заявлял, в свою очередь, Юзеф Пилсудский.
Столкновение двух государств стало неизбежным.

Война и мир

Нужно понимать, что в рамках «мировой революции» свое движение на запад большевики рассматривали не как захват новых территорий, а как освобождение рабочих и крестьян. Не стоит забывать, что в Советской России было немало польских социалистов, самым известным из которых являлся глава ВЧК Феликс Дзержинский. Стороны руководствовались совершенно разными принципами, но конфликт от этого не становился менее «горячим».

Советско-польская война 1919-1921 годов была ожесточенной. Ситуация менялась, как в калейдоскопе. В августе 1919 года поляки заняли Минск, в мае 1920 года вошли в Киев. Однако затем последовало масштабное наступление Красной Армии, в ходе которого поляки были не только отброшены назад, но и уже советские войска вступили на польскую территорию. Однако Красная Армия под командованием Михаила Тухачевского в августе 1920 года потерпела сокрушительное поражение на подступах к Варшаве, которое вошло в польскую историю как «Чудо на Висле».

В октябре 1920 года, ценой больших потерь, поляки снова заняли Минск. Но силы сторон к этому времени были исчерпаны. Было заключено перемирие, которое в марте 1921 года трансформировалось в Рижский мирный договор. Согласно ему, к Польше отошли территории Западной Украины и Западной Белоруссии. Советская сторона согласилась возвратить Польше военные трофеи, все научные и культурные ценности, вывезенные с территории Польши начиная с 1 января 1772 года, а также обязалась уплатить Польше в течение года 30 млн золотых рублей за вклад Польши в хозяйственную жизнь Российской империи и передать польской стороне имущества на сумму 18 млн золотых рублей. Польша, в свою очередь, признавала суверенитет Украинской и Белорусской ССР (которой был возвращен Минск). Стороны обязывались не вести враждебной деятельности в отношении друг друга.

Изображение
Лорд Керзон.

«Линия Керзона», или Польский должок

Советско-польская война, объективно говоря, завершилась поражением большевиков. Но надо иметь ввиду, что Советская Россия вела «войну на два фронта», продолжая борьбу с белыми на юге страны. Кроме того, власти Польши опирались на поддержку Великобритании и Франции, рассматривавших Варшаву как противовес большевикам. При этом Польша также не добилась всех территориальных приобретений, к которым стремилась.

Нельзя не упомянуть о таком важном моменте, как «линия Керзона». В декабре 1919 года Верховный Совет Антанты рекомендовал линию, по которой должна проходить восточная граница Польши. Линия в основном соответствует этнографическому принципу: к западу от неё находились земли с преобладанием польского населения, к востоку — территории с преобладанием непольского (литовского, белорусского, украинского) населения.
В декабре 1919 года Варшава эту линию просто проигнорировала, но когда летом 1920 года Красная Армия стала приближаться к столице Польши, власти страны согласились ее признать. Глава МИД Великобритании лорд Керзон в ноте, направленной правительству РСФСР, потребовал остановить части Красной Армии именно на этой линии. Благодаря этой ноте, граница предложенная Антантой, стала называться «линией Керзона». Советское правительство требование лорда Керзона не приняло, а последующий новый поворот в войне привел к тому, что граница Польши по Рижскому договору прошла значительно восточнее «линии Керзона». Это важно помнить для понимания последующих событий.
Мирная жизнь на пороховой бочке

Мирный договор 1921 года реального мира не принес. Стычки на границе происходили постоянно, периодически выливаясь в серьезные бои. Это объяснялось и тем, что не была проведена демаркация границы, и тем, что на территории Польши было сосредоточено внушительное количество белоэмигрантов, которых в своих операциях активно использовала польская разведка.

Да и статус Советского государства на международной арене был неопределенным. На Западе были сильны позиции тех, кто полагал необходимым свергнуть власть большевиков путем военной интервенции. Советские спецслужбы тоже не сидели сложа руки. Пришедшее на смену ВЧК Главное политическое управление (ГПУ) при НКВД проводило операции против ведущих белоэмигрантских группировок. В то же время Москва пыталась наладить отношения с Варшавой. Делались попытки заинтересовать поляков культурными и экономическими связями, однако большого успеха в этом вопросе добиться не удалось.

Однако к 1924 году Польша все-таки выдворила со своей территории наиболее активную часть представителей российской эмиграции и белых воинских формирований. Были проведены работы по демаркации границы. Юзеф Пилсудский в 1922 году передал власть избранному президенту. Однако спустя четыре года, в условиях политического и экономического кризиса, Пилсудский совершил государственный переворот. В Польше был установлен авторитарный режим, при котором президентом формально стал Игнаций Мосцицкий, однако реальным руководителем оставался сам Пилсудский.

Обстановка в отношениях между двумя странами оставалась взрывоопасной. 7 июня 1927 года на вокзале в Варшаве белоэмигрантом Борисом Ковердой был застрелен полпред СССР Петр Войков. Атаки на советских дипломатов и помещения дипломатических представительств продолжались и после этого вопиющего случая. Советские дипломаты, работавшие в Польше, сообщали в Москву об угрозе военного вторжения со стороны Варшавы. Опасения были не напрасны — на тот момент в континентальной Европе более сильную армию имела, пожалуй, только Франция.

Изображение
Траурная процессия несет гроб с телом советского посла в Польше Петра Войкова, убитого в Варшаве.

Варшава ставит на Гитлера

Но в начале 1930-х годов ситуация стала меняться, и отношения улучшились. Во-первых, стало очевидно, что большевики в Советском Союзе не только уверенно закрепились у власти, но и успешно развивают экономику и военный потенциал государства. Во-вторых, несмотря на периодические кризисы, западные страны смирились с существованием СССР, который постепенно вписывался в систему международных отношений. В этих условиях в Польше появилась заинтересованность в добрососедских отношениях с Москвой.

15 июня 1931 года СССР и Польша заключили Договор о дружбе и торговом сотрудничестве, а 25 января 1932 года подписали Договор о ненападении. Но улучшение было недолгим. В 1933 году к власти в Германии пришли нацисты, и Польша вскоре сделала резкий поворот, переориентировавшись с Лондона и Парижа на Берлин. Советский Союз, встревоженный приходом к власти Гитлера, зондировал почву в Варшаве на предмет заключения антинацистского договора, но получил отказ.

26 января 1934 года Польша и Германия подписали Пакт о ненападении сроком на 10 лет. 4 ноября 1935 года ими было подписано Соглашение об экономическом сотрудничестве. Вся система европейской безопасности, выстраиваемая после Первой мировой войны Лондоном и Парижем, рухнула. Польша вступила в тесный союз с государством, которое не скрывало своих агрессивных планов.

В Москве от этого союза тоже не ждали ничего хорошего. Работы Гитлера советские руководители, разумеется, знали, так что имели представление о том, куда Германия намерена направиться в поисках нового «жизненного пространства». В Польше с размахом принимали Геббельса и Геринга, рассчитывая на то, что в будущих гитлеровских завоеваниях Варшаве «перепадет доля».

Мюнхенский сговор: кусок пирога для Польши

«Кому-то, наверное, может показаться, что это сгущение красок. Но вот Уинстон Черчилль выразился еще жестче, сравнив Польшу с гиеной».

Произошло это несколько лет спустя, после того, как Польша получила-таки свой «кусок пирога» по результатам «Мюнхенского сговора». Пока нацистская Германия занимала Судеты, а затем и всю оставшуюся территорию Чехии и Моравии, Польша оккупировала Тешинскую область уничтоженной Чехословакии. В сентябре 1938 года, когда Мюнхенское соглашение еще не было заключено, Советский Союз, сосредоточивший войска на границе с Польшей, выражал готовность прийти на помощь Чехословакии, выполнив таким образом положения ранее заключенного договора.

В ответ на это правительство Польши объявило, что части Красной Армии через свою территорию не пропустит, а если Москва все же попытается направить войска, то польские власти немедленно объявят войну Советскому Союзу. 23 сентября 1938 года Москва предупредила Варшаву, что в случае попытки последней оккупировать часть Чехословакии будет аннулирован договор о ненападении.

Но 30 сентября 1938 года Мюнхенское соглашение было подписано, Чехословакия сдалась без боя, Польша получила Тешинскую область. СССР Договор о ненападении с Польшей разрывать не стал — после фактической капитуляции Чехословакии это уже не имело смысла. Но советское правительство поняло — в сложившихся условиях шансов создать антигитлеровскую коалицию в Европе практически нереально, и действовать нужно, думая только о своих интересах.

«Польша претендует на Советскую Украину»

В Варшаве же торжествовали и строили новые грандиозные планы. Посланник Польши в Иране Я. Каршо-Седлевский в беседе с немецким дипломатом в декабре 1938 года заявляет: «Политическая перспектива для европейского Востока ясна. Через несколько лет Германия будет воевать с Советским Союзом, а Польша поддержит, добровольно или вынужденно, в этой войне Германию. Для Польши лучше до конфликта совершенно определённо встать на сторону Германии, так как территориальные интересы Польши на западе и политические цели Польши на востоке, прежде всего на Украине, могут быть обеспечены лишь путем заранее достигнутого польско-германского соглашения».

Из доклада 2-го отдела (разведывательный отдел) главного штаба Войска Польского в декабре 1938 года: «Расчленение России лежит в основе польской политики на Востоке... Поэтому наша возможная позиция будет сводиться к следующей формуле: кто будет принимать участие в разделе. Польша не должна остаться пассивной в этот замечательный исторический момент. Задача состоит в том, чтобы заблаговременно хорошо подготовиться физически и духовно... Главная цель — ослабление и разгром России».

В январе 1939 года министр иностранных дел Польши Юзеф Бек в беседе с министром иностранных дел Германии Иоахимом фон Риббентропом говорит: «Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Чёрному морю».

Обходной маневр товарища Сталина

Но в марте 1939 года происходит новый разворот. Гитлер выдвинул предложение Польше: согласиться на включение в состав Германии города Данцига и на создание экстерриториального коридора, который бы соединил Германию с Восточной Пруссией. В обмен на «данцигский коридор» Германия предложила продление Договора о дружбе на 25 лет.


В Польше, однако, решили на уступки не идти, и бросились в объятия прежних союзников — Франции и Великобритании. 28 марта 1939 года Гитлер разорвал Пакт о ненападении с Польшей. 31 марта 1939 года премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен заявил об англо-французских военных гарантиях для Польши в связи с угрозой агрессии со стороны Германии. Вот здесь и высказался Уинстон Черчилль: «И вот теперь, когда все эти преимущества и вся эта помощь были потеряны и отброшены, Англия, ведя за собой Францию, предлагает гарантировать целостность Польши — той самой Польши, которая всего полгода назад с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства».

Всю весну и лето 1939 года Советский Союз вел переговоры с Великобританией и Францией об антигитлеровском соглашении. Со стороны западных держав в переговорах участвовали представители не самого высокого ранга, и создавалось впечатление, что Франция и Англия не очень заинтересованы в соглашении. Политическая конфигурация в Европе складывалась так, что СССР мог остаться один на один в войне против Третьего Рейха, которая могла начаться в ближайшие месяцы. Но Москве было нужно выиграть время. 23 августа 1939 года Советский Союз последним из европейских держав заключил соглашение с Гитлером, подписав Пакт о ненападении.

Прощай, «гиена»

Развязывало ли это Германии руки в отношении Польши? И да, и нет. Ведь гарантами ее целостности выступали в первую очередь Франция и Великобритания, а не Советский Союз. Да и с какой стати, учитывая всю историю взаимоотношений с 1918 года, Москве, образно говоря, таскать каштаны из огня для Варшавы? 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу. Франция и Великобритания, формально объявив войну Берлину, палец о палец не ударили для того, чтобы спасти поляков от поражения.

В ночь на 17 сентября 1939 года правительство Польши во главе с президентом Игнацием Мосцицким бежало из страны в Румынию. На рассвете 17 сентября на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии вошли советские войска. Они шли к «линии Керзона» — границе, обозначенной Антантой еще в 1919 году. Операция была завершена 29 сентября 1939 года. Вторая Речь Посполитая фактически прекратила свое существование.


Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу.

Ответить Пред. темаСлед. тема

Быстрый ответ

Изменение регистра текста: 
Смайлики
:) :( :oops: :roll: :wink: :muza: :sorry: :angel: :read: *x) :clever: :thank_you:
Ещё смайлики…