Позднее Средневековье - эпоха ВозрожденияСмутное Время

До 1649 года
Ответить Пред. темаСлед. тема
Аватара пользователя
Автор темы
Gosha
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 334
Зарегистрирован: 18.10.2019
Откуда: Moscow
 Смутное Время

Сообщение Gosha »

«В России этих смутных времен было чрезвычайно много, больше, чем в любой другой стране Мира. Происходило это из-за того, что все старались учить Россию, как ей нужно существовать и потому, что в Российскую власть, кто только не стремился, удивительно не это, а то что к власти приходили не лучшие силы – худшие».

Смерть царевича Дмитрия. Нераскрытое дело XVI века

Изображение
Памятник царевичу Дмитрию в Угличском Кремле.

19 октября 1582 года родился царевич Дмитрий, младший сын Ивана Грозного. Царевич не дожил даже до 9-летия. Однако его короткая жизнь и таинственная смерть самым серьезным образом повлияли на судьбу Российского государства. Великая Смута, поставившая под сомнение саму возможность существования России как единой, независимой державы, от начала и до конца связана с именем царевича Дмитрия.

Незаконнорожденный

Строго говоря, младший сын Ивана Грозного носил звание «царевич» лишь условно, и прав на престол не имел. Мать его, Мария Нагая, была, по разным версиям историков, либо шестой, либо седьмой супругой царя. Церковь не признавала этот брак законным, а значит и ребенок, рожденный 19 октября 1582 года, не мог являться законным наследником престола.

Дмитрий Иванович был полным тезкой своего старшего брата — первенца Ивана Грозного. Первый Дмитрий Иванович ушел из жизни, не прожив и года. Обстоятельства его смерти точно неизвестны — во время поездки отца на богомолье младенец то ли умер от болезни, то ли утонул в результате несчастного случая. Второй Дмитрий Иванович отца пережил — когда скончался Иван Грозный, его младшему сыну было около полутора лет. Взошедший на престол Федор Иванович повелел отправить мачеху и брата в Углич, провозгласив его удельным князем.

Большие амбиции клана Нагих

Царевич Дмитрий стал последним удельным князем в России, при этом права его были серьезно ограничены. Управление Угличем осуществлял дьяк Михаил Битяговский, назначенный царем. Отношения между окружением Федора Ивановича и Нагими были, мягко говоря, натянутыми.
Отправляя вдовствующую царицу и царевича в Углич, им дали понять — никаких претензий на престол с их стороны не потерпят. Правда была на стороне противников Нагих, поскольку, как уже было сказано, Дмитрий считался незаконнорожденным.


Клан Нагих, начиная с царицы, был крайне уязвлен таким положением дел, рассчитывая занять высокие государственные посты.
Но надежда у них сохранялась. Федор Иванович не отличался крепким здоровьем и не мог произвести на свет наследника. А это означало, что Дмитрий, при всей своей незаконнорожденности, остается единственным прямым наследником престола.

«Он находит удовольствие видеть перерезанное горло, когда течет из него кровь»

Сведения о самом Дмитрии противоречивы. Русскими историками по причинам, о которых будет сказано ниже, рисовался образ этакого ангелочка, наделенного исключительно добродетелями.

Иностранцы писали несколько иное. Англичанин Джайлс Флетчер, написавший книгу о своем путешествии в Россию, сообщал: «Младший брат царя, дитя лет шести или семи (как сказано было прежде), содержится в отдаленном месте от Москвы, под надзором матери и родственников из дома Нагих, но (как слышно) жизнь его находится в опасности от покушений тех, которые простирают свои виды на обладание престолом в случае бездетной смерти царя. Кормилица, отведавшая прежде него какого-то кушанья (как я слышал), умерла скоропостижно. Русские подтверждают, что он точно сын царя Ивана Васильевича, тем, что в молодых летах в нём начинают обнаруживаться все качества отца. Он (говорят) находит удовольствие в том, чтобы смотреть, как убивают овец и вообще домашний скот, видеть перерезанное горло, когда течет из него кровь (тогда как дети обыкновенно боятся этого), и бить палкой гусей и кур до тех пор, пока они не издохнут».

Помимо жестокости Дмитрия, которой он напоминал современникам отца и старшего брата Ивана, здесь еще всплывает и тема возможного покушения на царевича. Это чрезвычайно важно в связи с теми событиями, которые произошли впоследствии.

Роковое 15 мая

15 мая 1591 года царевич Дмитрий был найден мертвым во внутреннем дворике дворца. Смертельное ранение мальчик получил в шею.
Мать погибшего Мария Нагая, а также ее родственники, объявили, что царевич был зарезан людьми дьяка Михаила Битяговского по приказу из Москвы. Над Угличем зазвучал набатный колокол. Разъяренная толпа растерзала предполагаемых убийц — Осипа Волохова, Никиту Качалова и Данилу Битяговского, сына дьяка. Вслед за этим расправились и с самим Михаилом Битяговском, пытавшимся успокоить толпу.


С точки зрения царских властей, в Угличе произошел бунт. Шурин царя Федора Ивановича Борис Годунов, являвшийся на тот момент фактическим главой правительства, немедленно отправил в Углич следственную комиссию. Главой комиссии был назначен боярин Василий Шуйский.
Следствие по делу о гибели царевича Дмитрия уникально тем, что до нашего времени сохранились материалы расследования. Допрошены были около 150 человек — практически все, кто был причастен к событиям 15 мая.

Следствием установлено

В результате расследования было установлено следующее. Царевич давно страдал приступами «черной немочи» — эпилепсии. Последний припадок произошел 12 мая, то есть за три дня до гибели. Затем Дмитрию полегчало, и 15 мая, после посещения обедни, мать разрешила ему погулять во внутреннем дворе.

С царевичем были мамка Василиса Волохова, кормилица Арина Тучкова, постельница Марья Колобова и четверо сверстников Дмитрия, сыновья кормилицы и постельницы Петруша Колобов, Иван Красенский и Гриша Козловский. Мальчишки играли «в тычки» — эта древняя русская игра более всего напоминает так называемые «ножички», в которые играют до сих пор. В общих чертах, суть игры заключается в бросании заостренного металлического предмета (ножа или стержня) в землю определенным образом.

В руке у Дмитрия находился либо нож, либо свайка (заострённый четырёхгранный гвоздь). В этот момент царевича настиг новый приступ эпилепсии. Во время приступа мальчик непроизвольно воткнул острие себе в горло, что и стало причиной смерти. Окончательный вывод следственной комиссии — царевич Дмитрий погиб в результате несчастного случая. Освященный собор во главе с патриархом Иовом утвердил результаты следствия.

Оружие против Годунова

В наказание за бунт Мария Нагая была пострижена в монахини под именем Марфы, её братья были отправлены в ссылку, самые активные участники бунта из числа горожан были казнены, либо сосланы в Сибирь. Но это было только начало истории. В 1598 году, так и не оставив наследника, скончался царь Федор Иоаннович. Династия Рюриковичей пресеклась. Земский собор избирает нового царя — Бориса Годунова.

Для противников нового монарха «угличское дело» становится отличным инструментом для порождения в народе недоверия к Годунову. Одним из главных злоумышленников становится Василий Шуйский. Бывший глава следствия по делу о гибели царевича Дмитрия сам мечтает занять трон, поэтому интригует против Годунова изо всех сил.

А тут еще на сцене появляется Лжедмитрий I, якобы чудесно спасшийся от убийц царевич. Ему многие верят, и в итоге в 1605 году, после смерти Бориса Годунова и расправы над его сыном Федором, самозванец занимает трон. Василий Шуйский в очередной раз меняет показания, и признает в Лжедмитрии законного царевича.

Святой против самозванца

Но уже в 1606 году Василий Шуйский становится главой нового заговора, в результате которого Лжедмитрий будет убит, а честолюбивый боярин, наконец, садится на трон. Однако и перед Шуйским встает проблема «чудесно спасшегося» царевича, теперь уже в виде Лжедмитрия II. Царь понимает, что историю царевича нужно заканчивать, причем таким образом, чтобы народные массы поверили в то, что он мертв.

Царевич был похоронен в Угличе, где мало кто мог видеть его могилу. Василий Шуйский решает перезахоронить его в Москве, причем не просто как погибшего члена царской фамилии, а как святого мученика. Это было изящное решение — при наличии почитаемых мощей святого миф о «чудесном спасении» будет использовать куда труднее. По приказу царя в Углич направлена специальная комиссия под руководством митрополита Филарета — отца Михаила Романова, будущего основателя новой царской династии.

При вскрытии могилы мощи царевича были обнаружены нетленными и испускающими благовоние. В руке мертвый царевич сжимал горсть орехов — согласно версии об убийстве, преступники застигли ребенка, когда он игрался орехами. Мощи торжественно перезахоронили в Архангельском соборе Кремля. Приходящие к гробу царевича стали заявлять о чудесных исцелениях, и в том же году он был причислен к лику святых.

То, во что не хочется верить

Здесь историки ходят по краю, ибо благоверный царевич Димитрий Углицский, угличский и московский и всея Руси чудотворец, и сегодня является почитаемым русским святым. Тем не менее, ради исторической правды необходимо упомянуть о том, что думали о канонизации царевича современники.

Политический смысл происходящего был ясен и лежал на поверхности — Василий Шуйский изо всех сил пытался оттолкнуть сторонников от Лжедмитрия II. До нашего времени дошли и очень нехорошие предположения, каким именно образом останки Дмитрия оказались нетленными. Утверждалось, что митрополит Филарет купил у одного из стрельцов сына, который по возрасту подходил под возраст смерти Дмитрия, и приказал умертвить его. Тело этого ребенка и было предъявлено в качестве нетленных мощей. В эту жуткую версию верить не хочется, но времена были очень суровые. Чуть позднее, при воцарении Михаила Романова, 3-летнего сына «чудесно спасшегося царевича Дмитрия» публично повесили, так что перед убийством детей в ту эпоху мало кто останавливался.

Борис приговоренный

Итак, окончательная версия Василия Шуйского гласила — царевича Дмитрия убили сторонники Бориса Годунова по его личному приказу. Реабилитировать Годунова у царя не было причин — во-первых, он являлся его политическим противником, а во-вторых, канонизировать можно было только жертву убийства, но никак не больного эпилепсией, погибшего в результате припадка.

Канонизация царевича Дмитрия самого Шуйского не спасла: он был свергнут и закончил дни в польской тюрьме. Однако версия о том, что младшего сына Ивана Грозного убили подручные Бориса Годунова, сохранилась и при династии Романовых. Во-первых, Романовы тоже враждовали с Годуновым, а во-вторых, версия о вине царя Бориса делала его «нелегитимным» монархом, поджигателем Смуты, которую завершило воцарение «легитимных Романовых». Более двух веков Годунов безоговорочно считался убийцей царевича Дмитрия. Окончательно его «приговорил» талант Александра Пушкина в трагедии «Борис Годунов».

А было ли убийство?

Однако в 1820-х годах стали доступны обнаруженные в архиве материалы «Угличского дела». Русский историк Михаил Погодин поставил под сомнение версию об убийстве царевича. Материалы следствия довольно логично обосновывали то, что произошел несчастный случай. Обращает на себя внимание и то, что следователей в Углич отправил сам Борис Годунов, требуя тщательного разбирательства. Выходит, что Годунов был абсолютно уверен в том, что никаких улик против него найдено не будет. Между тем, он никак не мог знать, как именно развивались события в Угличе и что именно видели свидетели. Получается, что Годунов был заинтересован в объективном следствии, зная, что оно подтвердит его невиновность.


К тому же в 1591 году царевич Дмитрий вовсе не был единственной помехой для Годунова на пути к трону. Тогда еще существовала небезосновательная надежда, что у Федора родится наследник. В мае 1592 года царица Ирина родила девочку, и никто не мог гарантировать, что это последний ребенок царской четы. Нельзя забывать и о том, что царевич Дмитрий был незаконнорожденным с точки зрения церкви. С таким конкурентом Годунов мог побороться за трон и без наемных убийц.

За недостатком улик


У сторонников версии убийства есть еще один серьезный аргумент — современные медики полагают, что ребенок при приступе эпилепсии выронил бы нож, и никак не смог бы нанести себе смертельную рану. Но и на это есть ответ — рана могла возникнуть в результате неправильного оказания помощи перепуганными мальчишками или нянькам, спровоцировавшими роковое движение. Расправа, учиненная над подозреваемыми в убийстве, лишила следствие их показаний, которые могли стать важнейшими в этом деле. В итоге обе версии гибели царевича Дмитрия не могут быть отвергнуты окончательно.

Упущенный шанс «недоцаря».

«Мог ли Фёдор Годунов повернуть историю? Шанс всегда есть если имеются заинтересованные лица их не оказалось из-за воровской боярской вольницы. При последнем Рюриковиче Федоре Иоанновиче боярская власть подняла свою голову».


Изображение
Царь Феодор Борисович Годунов. Рисунок В. П. Верещагина, 1896 г.

415 лет назад, в 1605 году, один человек почувствовал резкую боль в животе и попросил вызвать врача. Когда доктора явились, они застали своего пациента в довольно тяжёлом состоянии: из ушей и носа текла кровь, язык отнялся. Ещё через несколько минут он умер. Произошло это примерно в три часа пополудни. Звали покойного Борисом Годуновым.

Именно этот момент принято считать поворотным в истории Смутного времени. Пока жив был царь Борис, войска Лжедмитрия могли похвастаться разве что локальными успехами. В начале января 1605 года вообще казалось, что самозванцу скоро наступит конец: в его войске вспыхнул мятеж, часть поляков, которую возглавил сам Юрий Мнишек, объявила о своём отходе в Польшу. В ночь на 21 января в битве под Добрыничами войска Годунова разбили Лжедмитрия вдребезги: он потерял всю артиллерию и всю пехоту, большую часть кавалерии и 15 знамён, едва успев спастись сам.

Изображение
Смерть Бориса Годунова. Художник К. Лебедев, 1889 г.

Зато после смерти Бориса дела самозванца резко пошли в гору: менее чем за два месяца он сметает все преграды на своём пути и триумфально входит в Москву, царские войска переходят на его сторону, а «вся русская земля» радостно приветствует нового царя — «чудесно спасшегося Дмитрия Ивановича». Во всяком случае, так принято считать. Главного противника Лжедмитрия, сына и преемника царя Бориса Фёдора Годунова, почему-то не воспринимают всерьёз. Дескать, совсем молодой, опыта в управлении никакого, опереться ему не на кого. Шансы шестнадцатилетнего Фёдора на удержание власти и даже выживание оценивают невысоко. Общее мнение сводится к тому, что после смерти отца он был обречён.

Поэтому Фёдора принято в нашей публицистике жалеть. Он получил европейское образование, сызмала принимал участие в государственных делах, составил первую отечественную географическую карту и вообще должен был стать первым по-настоящему просвещённым государем: «Царевич Федор, сын царя Бориса, отроча зело чудно. Благолепием цветущи, научен же без отца своего книжному сочетанию, в ответах дивен и сладкоречив велми; пустотное и гнилое слово никогда из его уст не исхождало; о вере же и о поучении книжном со усердием прилежаше». Словом, чуть ли не интеллигент: умный, образованный, но, как это часто бывает, беззащитный.

Изображение
Борис Годунов наблюдает за учением сына-географа. Н. Некрасов, XIX в.

На самом деле Фёдор, занявший престол отца, вовсе не был так беззащитен, как кажется. В его распоряжении было достаточно сил и средств. Он мог если не раздавить самозванца сразу, то продолжать войну достаточно долго. И тем самым поставить Лжедмитрия в двусмысленное положение, а в конечном итоге привести его к краху.

Даже в мае 1605 года расклад для Лжедмитрия был невесёлым. Вот его наличные силы: около тысячи донских казаков, пятьсот запорожцев и пятьсот поляков. Им противостоит войско Годунова примерно в десять тысяч человек. Да, 7 мая в царском войске вспыхнул мятеж, в числе заговорщиков, поддержавших самозванца, оказался главнокомандующий Пётр Басманов, а вдохновителями мятежа были рязанские дворяне братья Ляпуновы. Мятеж окончился удачно: войско было деморализовано и частью примкнуло к самозванцу, частью просто разошлось по домам, отказавшись воевать за кого бы то ни было. В южных областях возник относительный вакуум власти, и Лжедмитрий действительно довольно быстро занял Орёл и Тулу.

Однако это ещё не было его триумфом. Значительная часть воевод южных областей всё ещё сохраняла верность царю Фёдору. Отказавшихся присягать самозванцу было достаточно много, их пришлось брать под арест и на всякий случай отправлять в Путивль и ещё южнее. Под стражей, конечно, что распыляло силы Лжедмитрия.

Изменившие Фёдору войска с чисто военной точки зрения тоже выглядели посредственно. Пётр Басманов по велению Лжедмитрия пошёл из Тулы на Москву: многим казалось, что Годунова уже ничто не спасёт и столица падёт к ногам «царя Дмитрия». Но Фёдор среагировал вполне оперативно. На перехват были отправлены московские стрельцы, которые в битве под Серпуховом сорвали все попытки Басманова переправиться через Оку. Тому пришлось вернуться в Тулу, где Лжедмитрий провёл смотр того, что осталось от войска, признал весь этот сброд небоеспособным и распустил его по домам. Фактически он снова остался с горсткой донцов, запорожцев и поляков.

Наступило краткое динамическое равновесие. По факту весь юг России был охвачен Смутой. При удачном раскладе он мог послужить неплохой базой для Самозванца: хлеб оттуда в Москву уже не поступал, власть Москвы уже не признавалась. Впоследствии, кстати, он и стал подобной базой уже для Лжедмитрия II.

Однако весь север и северо-восток России оставались верны династии. Ярославль, Нижний Новгород, в конце концов, Кострома — родовое гнездо Годуновых... Обозы из этих и других городов шли в Москву непрерывным потоком. Эта территория могла стать для Фёдора спасением и базой для продолжения борьбы с самозванцем. Впоследствии, кстати, так и произошло: Второе ополчение под предводительством Минина и Пожарского, возникнув в Нижнем Новгороде, шло освобождать Москву через Ярославль. Итак, московские стрельцы, часть дворянства и даже часть бояр до последнего момента хранят верность династии. Есть куда отступать и откуда наносить удары. Есть достаточный мобилизационный резерв.
Однако Фёдор ничем из этого не воспользовался. Он даже не спешил короноваться. Между тем один этот шаг автоматически лишал самозванца солидной доли кредита доверия. Одно дело — бунтовать против юнца-Годунова, совсем другое — против Фёдора II, законного царя, Помазанника Божьего.

Но нет. Короноваться Фёдор отказывался, пока не кончится сорокадневный траур по отцу, чтобы всё было в полном соответствии с православными правилами и русскими обычаями. Всё бы ничего, но время было упущено безвозвратно. Сороковины по царю Борису прошли, когда его сын после бунта московских посадов уже сидел под арестом. Но даже тогда самозванец не рискнул встретиться с ним лицом к лицу. Встав в Коломенском, Лжедмитрий заявил, что не ступит в царствующий град, пока жив Годунов. Фёдор и его мать будут задушены в тюрьме.

Изображение
Убийство Фёдора Годунова. Картина К. Е. Маковского (1862).


Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу.

Ответить Пред. темаСлед. тема

Быстрый ответ

Изменение регистра текста: 
Смайлики
:) :( :oops: :roll: :wink: :muza: :sorry: :angel: :read: *x) :clever: :thank_you:
Ещё смайлики…